Откровенные отношения. Продолжение

Трудно в этой захолустной части Екатеринбурга найти порядочное заведение, зато и встретить знакомые лица шанс не велик. В атмосфере поизносившейся роскоши Евгений сидел за круглым столиком и пристально следил за супругой, прищуриваясь, когда свет стробоскопов промелькал по его лицу. Катерина с поразительным усердием исполняла свою часть уговора — она извивалась в танце возле очередного приглянувшегося партнера и не сводила с него оценивающего взгляда, насколько это возможно в условиях мерцающей темноты танцпола. На глазах мужа — а она была убеждена, что он следит за каждым ее движением — Катя терлась попкой о партнера, посылала ему недвусмысленные улыбочки и в качестве аванса — воздушный поцелуй.

Наконец, она добилась своего и мужчина силой развернул ее к себе лицом, прижал и сложил свои руки на ее оттопыренной заднице. Казалось, в таком откровенном наряде невозможно сделать движения без того, чтобы не засветить прелести — так коротко было желтое облегающее платье Катерины. При ее формах такой стиль одежды можно считать совершенно недопустимым, если не знать ее истинных целей. Она даже не походила на проститутку — те выглядят куда скромнее, пока не получат желаемое — просто предлагающая себя за бесценок распутница. Катя то и дело поглядывала в сторону супруга, она едва заметно кивала ему, ожидая получить в ответ очередной его одобрительный жест и Евгений не лишал ее удовольствия, наклоном головы продолжая безумие.

Едва кивнув, он снова подпирал подбородок ладонью и с нескрываемым наслаждением следил, как жена кокетничает с очередным незнакомцем. Была в его взгляде какая-то печальная, необъяснимая, самоуничижающая радость, наслаждение видеть Катьку в объятиях другого мужчины, полного сил и рвения обуздать нрав заигравшейся сучки. Партнер Кати получил право дать полную волю рукам, обменявшись только взглядами, Катя позволила ему в самой грязной форме лапать себя даже когда темнота не скрывает их от лишних глаз. И если вдруг процедура не ограничится поверхностным ощупыванием задницы, спины и выпирающих из декольте сисек, она протестовать не станет, наоборот, обиженно надует нижнюю губу, если мужские пальцы основательно не углубятся между бедер.

Евгений проследил, как его супруга отправила потенциальному любовнику воздушный поцелуй и, покачивая зрелыми бедрами, направилась назад к столику. Еще на подходе, когда громкая музыка не позволяла расслышать ее слов, он удивлялся, как такое миниатюрное платьице вообще скрывает ее голые сочные бедра, как оно не треснуло по швам от натяжения и как до сих пор уцелели молнии на брюках присутствующих мужчин, что поворотом головы сопроводили его супругу до столика. Выглядело так, будто нестарый еще импотент вывел свою изголодавшуюся сучку на вязку.

— Все нормально? — перегнувшись через стол, крикнула Катя мужу.

Она до сих пор сомневалась, не сочтет ли Женька ее поведение излишне вульгарным, следила за его глазами и мыслями, что скрываются в их глубине. Инициатива исходила именно от мужа и горе, если Катерина по собственному желанию пересечет черту дозволенного, хоть она была размыта и неопределенна.

— Да, нормально, — одобрительно ответил мужчина и для пущей убедительности показал вытянутый вверх большой палец, — только сядь уже, а то все на твою жопу уставились.

Катерина непонимающе нахмурилась и еще сильнее придвинулась к лицу супруга, не разобрав его дрожащих слов.

— Сядь, говорю, жопой не свети, — выкрикнул Евгений.

Только тогда она заулыбалась, понятливо кивнула и присела, поправив край платья на голых ляжках. Катя одним глотком опустошила застоявшийся с прошлого раза бокал и откинулась на кожаную спинку полукруглого диванчика. Это был диалог взглядов, пока музыка мешала говорить, женщина пыталась по глазам и напряженному выражению лица понять настрой супруга: хоть он сам уговорил ее на этот опасный эксперимент, опасность получить несправедливый укор все еще оставалась.

Постепенно музыка сменилась на более спокойный лад и темнота рассеялась под желтоватыми, закопченными от сигарет фонарями. Евгений мог получше рассмотреть свою жену — ее порозовевшие то ли от активных движений, то ли от смущения пухлые щечки, блудливые голубые глаза и притягательное декольте. Третий размер при ее комплекции выглядит весьма аппетитно, но обтягивающее платье с большим закругленным вырезом буквально выталкивает груди вверх. Удивительно, как ее светло-коричневые ареолы сосков еще не показались наружу. Сам облик внушал желание в первую очередь просунуть в манящий разрез ладонь, а уж потом впиться губами.

— Натанцевалась? — с напускным хладнокровием спросил Евгений.

— Женя, если тебе не нравится, мы можем уйти, — обиженно произнесла Катя и скрестила руки на груди.

— Нет, все нормально, — мужчина долил в бокалы и неискренне улыбнулся, — ты у меня такая шлюха!

Из уст Жени эти слова звучали скорее как комплимент и даже непосвященный человек не уловил бы в интонации и доли грубости.

— Да, и мужчины меня заметили, — не без гордости парировала Катька, — желтое платье пригодилось, хоть еле налезло.

— Уже решила, кому отсосешь? — Евгений, скрывая волнение, упер локоть в стол и привычным жестом подпер подбородок рукой, чтобы в удобной позе легче преодолеть напряжение.

— А стоит вообще это делать? Лично я не уверена.

Катин взгляд задержался на лице супруга, но кроме сухой, будничной улыбки она ничего не сумела уловить, не было ни ревности, ни сожаления. Тогда она задумчиво прикусила верхнюю губу, поднялась из-за столика, поправила нижний край юбки и твердым шагом направилась в сторону танцующих под усыпляющий ритм пар. Евгений с восторгом следил, как его жена решительно приблизилась к своему недавнему партнеру, грубо отдернула его от его дамы и потянулась, чтобы шепнуть ему что-то на ухо. Зал едва удержался от ликования, пожалуй, только присутствие женщин остановило всплеск аплодисментов, когда платье натянулось и задравшийся край почти целиком обнажил заточенную в невесомые кружевные трусики широкую попку любимицы публики.

Катя схватила непонимающего избранника за руку и скорым шагом потащила его в сторону уборной, судя по направлению взглядов отдыхающих, ни для кого не осталась секретом цель их побега в разгар песни, только обиженная дамочка хмуро смотрела им вслед, стоя у колонны со скрещенными руками. Евгений перевел взгляд на разочарованную женщину и попытался собраться с мыслями, в данную минуту его жена и ее кавалер в туалете заведения должны были совершить непоправимое, но его это заводило. Женя представлял, как Катька в своем откровенном платье опустится коленками на холодный кафельный пол — уборную он уже проверил заранее — перед незнакомцем, стащит его штаны и без промедления поймает ртом головку его раскачивающегося члена.

Вдруг, к изумлению Евгения, через минуту Катя вышла из темноты вместе с растерянным кавалером и решительно направилась к его столику. Правила игры изменились — вместо того, чтобы привести уговор в исполнение, она зачем-то привела любовника и усадила его за стол лицом к лицу. Красотка пролезла между закругленным дугой диванчиком и столом на самую середину, а незнакомец неуверенно опустился на край напротив Евгения. Катя поначалу не сводила глаз с партнера, изучая его внешность при свете; она то и дело машинально проверяла глазом и даже легким движением пальцев то место своего платья, которое на миг затронул его взгляд.

— Жень, ничего не получилось, — оживленно защебетала Катя, — в туалете полно народу. Они все так на меня посмотрели, будто я…

Евгений положил руку на ладонь жены, он почувствовал дрожь ее азарта, но поднять взгляда на незнакомца не хватало духу. Катя придвинулась к чужому мужчине, прижалась грудью к его плечу и снова приложила губы к уху. Незнакомец поднял глаза на Евгения и сдавленно улыбнулся, недоверчиво всматриваясь в его лицо. Своими словами она будто подстегивала сама себя и теперь, когда настоящий чужой мужчина находился рядом, она уже не в силах была отказаться от задуманного.

— Я здесь пососу, — заявила Катя вслух, когда отстранилась от незнакомца.

Лица обоих мужчин выражали сомнение: гость никак не мог поверить в подвернувшуюся удачу, но и не желал упускать случая, а супруг с трудом переваривал выходки осмелевшей шалуньи.

— А соси! — почти сорвался на крик Евгений, — прямо здесь ему отсоси как настоящая потаскуха!

Тогда баловница собрала волосы за ушами, многообещающе облизнула губы и в последний раз взглянула на мужа. Не обнаружив его раскаяния, она руками потянула незнакомца — его имени она не желала знать — опустилась мягкими грудями на его колено и принялась расстегивать молнию брюк. Низкий столик мало что скрывал, а теплый желтый свет зала позволял при желании и остальным отдыхающим коситься на сосущую Катю. Она сосредоточенно посмотрела на обнажившуюся от крайней плоти приплюснутую головку, лизнула ее как леденец и посмотрела на мужа, будто оценивая на вкус случайного любовника.

«Нравится, что я творю?» — возник вопрос в ее взгляде. «Да» — ответили глаза Евгения. Тогда представление началось, Катя обхватила пухленькими, смоченными языком губками крупную залупу и принялась энергично вращать головой, не опускаясь ниже середины испещренного жирными венами ствола. Незнакомец блаженно откинулся назад, опустил свою ладонь на спину любовницы и через минуту его опьяневшие глаза застыли в одной точке. Мужчина смотрел на законного супруга дискотечной хуесоски и пытался уловить причину безумного блеска в его глазах.

— Тебе нравится, — мужчина прочистил горло кашлем, — когда ебут твою жену?

— Смотреть нравится, — простодушно ответил Евгений, пока Катя раскачивала головой, — как она сосет люблю смотреть…

— Отменно сосет, рекомендую, — мужчина вдруг застонал и оборвался на полуслове.

Катя с интересом слушала возбуждающий диалог, она сделала глубокий вдох, впустила головку сквозь губы и начала медленно опускать голову. Даже когда дальнейшее погружение казалось невозможным, она сглотнула комок и пыталась прижаться подбородком к паху мужчины. Член целиком оказался в ее горле, головка перекрыла дыхание, а нос сжался у волосатого участка кожи. Когда стало невыносимо, Катя начала подниматься, она выпустила из губ слюнявую залупу и поднялась окончательно.

— Получилось, — отдышавшись, горделиво заявила Катя, — в самое горло. Давай еще разок?

Оба мужчины кивнули одновременно. Евгений прижался грудью к краю стола, чтобы лучше следить за процессом, а незнакомец снова откинулся на спинку диванчика. На глазах обоих мужчина Катя снова заглотила торчащий, слегка изогнутый в сторону живота член, посмаковала головку между щек и приступила к трюку. Ее тонкие ноздри раздувались, легкие копили запас кислорода, чтобы подольше удержать крупный член в своей глотке. Движение продолжилось, плавно, чтобы не закашляться, Катя скользила губами по толстому стволу, пока снова не прижалась лицом к мужскому животу. Вот, она замерла и только по искаженному лицу гостя Евгений понимал, какое она дарит наслаждение. Катерина прижала одну ладонь к груди незнакомца, обратный счет шел на секунды, но она все не спешила подниматься. Лишь когда мужчина прижал ее затылок, она рефлекторно отдернула его руку и подняла голову.

— Вот, секунд пятнадцать, — закашлявшись, объявила баловница.

Лицо Кати раскраснелось, раскрытый рот ловил воздух, а в глазах прыгали безумные искорки. Она вытерла с губ бесконтрольно текущие слюни и отсела на середину, обмахивая разгоряченное лицо ладонями. За столом установилась тишина, дальнейшее развитие событий зависело от Евгения — гость был готов к продолжению, а Катька так завелась, что с удовольствием бы использовала возможность оторваться по полной.

— Если хочешь, я могу ее трахнуть, — мягко начал незнакомец, — посмотришь… или давай вдвоем ее отдерем?

Для Кати это уже не имело значения, но болевой порог у Евгения все не наступал. Он жаждал продолжения, но сам себе не готов был в этом признаться.

— Правда, братан, пойдем на улицу, — настаивал незнакомец, — за углом никого нет, отдерем ее в два смычка, посмотри, как она хочет трахаться…

— Тебе понравилось, как она сосала? — перебил Евгений.

— Да! Офигенно сосала, тебе реально повезло!

— А тебе? — Евгений повернул тяжелый взгляд на жену.

Катя не ответила, она стыдливо опустила глаза и промолчала — когда он так холоден, лучше избегать необдуманных слов. Евгений решительно поднялся, крепко обхватил запястье жены и направился к выходу. Сзади, отставая на пару шагов, семенил незнакомец. Уже на улице он подхватил даму за другую руку и увлек супругов в темный угол, зажатый между кирпичных стен.

— Здесь темновато, зато никто не помешает, — дрожащим от предвкушения голосом сообщил мужчина, — давай, сначала ты, потом я…

Катя стояла на месте и ждала решения супруга, она не спешила отдаться чужому мужчине, но если Женька будет так жесток, выполнит отведенную ей роль в лучшем виде. Не обнаружив на его лице и признака сомнения, Катерина подтянула край платья, стащила отсыревшие трусики и сама будто предоставила свою хрупкость на поругание, уперевшись руками в кирпичную стенку и прогнув позвоночник.

— Ну, давай уже! Мне долго ждать? — срывающимся голосом требовала Катя.

Хоть упрямая женская природа, разгоряченная происходящим, требовала немедленной разрядки, для Катерины это была скорее месть заигравшемуся супругу, отчасти лихорадка самопожертвования. Катя призывно повиляла сочным задом, она хотела бы пальцами впиться в свои пышные половинки и в приглашающем жесте развести их в стороны, но перспектива упереться щекой в замшелый кирпич не прельстила ее опьяненное сознание. Евгений дрожал от возбуждения, он сдерживался от порыва наброситься на супругу и при свидетеле оттрахать ее, но сладкая мысль довести начатое дело до конца свербела в его мозгу. Даже если сейчас прогнать гостя и самому воспользоваться задницей Кати, назойливая мысль поделиться ей все равно вернулась бы и пришлось бы все начинать сначала. Но ядовитый привкус сомнения отравлял удовольствие. Нужно было решаться, а не перекладывать всю ответственность на доведенную до безумия женщину.

— Давай, не томи ее, — задыхался Евгений, — давай уже, достань свой болт и отымей ее на все сто!

И чужак не заставил себя просить дважды — на глазах законного супруга молодой, тридцатипятилетний мужчина распустил ремень, вынул твердый член из не застегнутых брюк и сложил обе ладони на любезно подставленной заднице. Он больше не оборачивался на чудака, не следил за придыханием его ненормальной супруги, просто приставил жаждущий член между ягодиц и мягко надавил. Сначала головка скользнула ниже и собрала обильный урожай выделений, мужчина слегка согнул ноги и навалился во второй раз. Головка не встретила сопротивления, она нырнула в кольца больших половых губ и с легкостью растянула нежные стенки влагалища.

Больше он не искал одобрения, просто получал сиюминутное удовольствие от скользких фрикций, от возбужденных криков Кати и невероятности происходящего под светом звездного неба. Мужчина чувствовал волнообразные сокращения гладкой мускулатуры, что приятно передаются его чувствительному пенису. Он протянул руки, освободил тяжелые груди и снизу ладонями принялся их прощупывать. Пухово-мягкие и тяжелые, теплые и нежные.

— Да! Да! Да! — неистовствовала безумная Катька, руководствуясь скорее эмоциями, чем рассудком, — еще, еще, быстрее.

Шлепки голых тел разносились по подворотне, Катя уже бессильно прижалась лицом к грязной кирпичной стенке, ее руки цеплялись, но тут же соскальзывали по сырым кирпичам, а держаться на ногах становилось все труднее. Оргазм подступал. Никому уже не было дела до Евгения, никто не оборачивался, чтобы обнаружить его сидящим на бетонных ступеньках с упертым в ладони лбом. Катины выделения беспорядочно разбрызгивались долбящим поршнем, наконец, незнакомец больно сжал ее пышные ягодицы, в последний раз натянул ее и с первобытным рыком наполнил доброй порцией семени.
4 897
0
+1212
Добавлено:
18.02.2022, 17:45
Просмотров:
4 897
Категории:Измена Sexwife и Cuckold
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2023 sexbab.com – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама