День рождения с минетом и другими желаниями

Марина села на табурет, закурила и посмотрела в окно. Уже 12 августа. Небо начало светлеть, а значит оставалось всего несколько часов сна. В 10 утра они уже должны выехать. И весь день потом придется бороться с желанием прилечь и заснуть. Девушка потрогала опухшие губы — боль приятной вспышкой озарила лицо. На кухню зашел полусонный Дима, стал рядом, взял сигарету и тоже закурил.

— Надо поспать, — сказал он, потирая глаза. — Боюсь за рулем заснуть.

— Угу, — кивнула Марина и обняла Диму.

Она уткнулась в его лобок и поцеловала мягкий член, вдохнула запах своего мужчины. Приятно знать, что он — её, что он защитит, обнимет, успокоит, обнадежит. После того, как оттрахает, конечно. Схватит за волосы, вставит пальцы в зад, зальет глотку вязкой спермой.

— У меня першит в горле, — пожаловалась Марина.

— Хорошо, — сказал Дима и погладил ее волосы. Марина потерлась макушкой об его руку, как котенок. Потом сделала затяжку и помолчала.

— Дима, я переживаю.

— Почему? Из-за завтрашнего?

— Угу. Мне не нравится неопределенность. Я люблю, когда есть определенность. Когда все знают правила, когда есть стоп-слово.

— Ну, не получилось у меня договориться. Максим сложный. Он не умеет говорить откровенно, он все в шутку переводит.

— Я знаю.

— Я думаю, это от неуверенности в себе.

Марина подняла глаза.

— Мне не нравятся неуверенные в себе мужчины.

— Это он в жизни неуверенный, а в сексе у него вполне подходящие для тебя вкусы, я проверял. Я видел историю браузера на его телефоне. Кроме того, я буду рядом, у меня все под контролем.

— Хорошо, тогда я спокойна, — вздохнула Марина. — Но, правда, оно того стоит?

— Стоит, — ответил Дима и улыбнулся. — Ты не хочешь? Если ты не хочешь, мы все отменим.

— Я привыкла к тому, что ты трахаешь других девушек. Мне просто не нравится неопределенность.

— У нас все получится. Поверь.

Утром они проспали. Марина встала первой, растолкала Диму, приняла душ и накрасилась, он в это время сварил кофе и приготовил омлет. Они вышли из дома в 12:30.

План был простой, но ненадежный. Парни дружили с института. Дима встречался с Мариной три года, а Максим за это время успел жениться и развестись. Еще до развода он познакомился с Ксенией — молодой студенткой, на пару лет старше Марины. Ксения — высокая блондинка с пышной грудью, узкой талией и длиннющими накладными ресницами. В то же время, Дима заметил, что с первой их встречи Ксения с ним флиртовала, даже сидя в объятиях Максима. Когда Марина с ней познакомилась, она убедилась — флирт явно присутствовал. Это объяснимо — Дима все же красивый, высокий, с широкими плечами, идеальными чертами лица. Максим ниже ростом, круглолицый, с пузиком. Дима решил, что ему необходимо трахнуть Ксению, потому что у него давно не было пышногрудой блондинки. Марина с самого начала их отношений согласилась, что у Димы будет секс с другими женщинами. Черт возьми, конечно согласилась — Дима почти сразу после начала их отношений сообразил, что Марина любит быть подчиненной и следовать правилам, которые он для нее устанавливает.

Сначала он просто трахал случайных женщин в мотелях. Потом привел одну к ним в квартиру. Марина не решилась на тройничок — просто посидела на кухне. Поплакала, покурила. Потом пришел Дима — голый, потный, горячий. Положил руку ей на затылок, погладил волосы. Марина вытерла слезы, взяла в рот раскрасневшийся член, покрытый спермой и соком другой женщины, облизала дочиста.

Потом была их общая знакомая, с которой Марина делила Диму в постели. Это была хорошая добрая девушка, и секс был таким же. Правда, она наотрез отказалась касаться ртом чего-либо ниже пояса, поэтому Марина отдувалась за двоих.

Была женщина, которая явно запала на Марину, и Дима оказался не в центре внимания. Ему не понравилось, и они втроем больше не встречались. А ведь Марине тоже иногда хотелось побыть в центре внимания. Конечно, в противоположном от Димы центре, там, где тебя используют, щупают, шлепают, терзают, но всё же в центре.

А еще тройнички с мужчинами. Это другое. Чаще всего Марину просто трахали в «два ствола». Один раз пришел какой-то знакомый Димы, очень глубоко женатый, с залысинами. Дима познакомил его с Мариной, раздел ее, хорошо выебал. Мужчина сидел на стуле, не трогал Марину, просто смотрел и как-то стыдливо дрочил. Он кончил на пол, вытер пятнышко своим же носовым платком, неловко бросил его на пол, тихо попрощался с Мариной и вышел. Пока Дима покурил с ним на кухне, Марина подобрала платок и высосала из него всю сперму.

С Максимом у них тройничка не было. Максим за все четыре года знакомства ни разу не дал повода подумать, что ему нравится Марина. Она была не в его вкусе — маленькая, худенькая, черноволосая и черноглазая, с маленькой грудью. Максим любит шикарных див, которых можно небрежно обнимать за талию в ресторане, пока все смотрят и завидуют. Марина хотела бы сидеть клубочком на коленках мужчины, а еще лучше у его ног и уткнуться лицом в мужской теплый пах.

Сейчас они ехали к Максиму на день рождения. После развода он временно жил на даче за городом. Все знакомые Максима приняли сторону его жены, поэтому из гостей должны были быть только Ксения, Дима и Марина. По плану Димы Максим должен был сильно напиться, Ксения должна была напиться умеренно, а Дима, дождавшись, пока Максим отрубится, должен был приударить за Ксенией. Участие Марины в финальном этапе было под вопросом.

— Вдруг она вообще не по девочкам, — объяснял Дима. — Я тогда ее выебу, а ты последишь, чтобы Максим не проснулся.

— Хорошо, — кивнула Марина.

— Я ей предложу, конечно, — продолжал Дима. — Если она не против, то мы тебя позовем, и я тебя тоже хорошенечко выебу, да?

— Ага.

— Побалую свою малышку, правда? — улыбнулся Дима. — Хочешь, чтобы я тебя выебал в горло на глазах у этой сисястой сучки?

— Хочу, — сказала Марина. — А ты кончишь мне в рот?

— Посмотрим.

— А если Максим не напьется?

— Еще как напьется, — усмехнулся Дима. — Я его знаю.

— Ну а вдруг? У тебя есть план «Б»? — Марина не то, чтобы сильно хотела оказаться в постели с пышногрудой Ксенией, но она искренне хотела, чтобы у Димы получилось. Он любит придумывать планы, и выглядит потом таким счастливым, когда они исполняются. Марине больше всего на свете нравится видеть Диму счастливым.

— План «Б» всегда есть, — серьезно сказал Дима. — Ты всегда можешь его отвлечь. Вывести на улицу пооткровенничать, например. Пойти с ним в магазин за добавкой. Попробовать соблазнить.

— Я не думаю, что я нравлюсь Максиму.

— Ты, может, и не нравишься, но ему точно нравится минет. Ты же любишь делать минет, правда? Ты же убежденная хуесоска, правда? — Дима потрепал девушку за щеку.

— Правда, — стыдливо усмехнулась Марина. Она потерлась щекой о Димину руку, взяла осторожно палец в рот и пососала его, игриво поглядывая на Диму.

— Ну ладно, ладно, — сказал Дима и убрал руку. — Мне машину вести надо. Успеешь еще.

Максим встретил их у ворот дачи — обнял по очереди, подхватил пакеты, коробку с подарком, повел внутрь. Он был абсолютно трезвый. На кухне хлопотала Ксения, явно стремившаяся выглядеть умелой хозяйкой. Она поцеловалась щека в щеку с Димой и Мариной, взяла у Максима пакеты, отправила всех в комнату.

Там, рассевшись на двух диванах Максим и Дима завели привычный разговор — о работе, старых деньках, политике, футболе, несправедливостях жестокого мира и чудесных случаях невероятного везения, которые случаются с кем угодно, но не с участниками этого конкретного разговора. Марина поддержала бы их беседу, если хоть одна из этих тем была ей интересна, но таковой не нашлось. Она поддерживала регулярные предложения Максима выпить, но пила немного, придерживаясь плана «А».

Вскоре к ним присоединилась Ксения. Она успела переодеться в розовую газовую блузку, белую юбку с умеренным разрезом сзади, подняла и заколола на затылке свои роскошные золотые волосы. Марина была одета в плотную черную юбку по колено, серую футболку и черный кардиган — как уж тут сравнивать их наряды?

Ксения, в отличие от Марины, пыталась встревать в мужской разговор, но выходило не очень. Вскоре мужчины пошли покурить на крыльцо. Ксения похвалила кардиган Марины и спросила, где можно найти такой же. К счастью, мужчины вскоре вернулись и снова заполнили пространство своими голосами.

Снова пару рюмок, снова перекур. В этот раз Марина вышла с мужчинами. Дима приобнял ее — он явно уже был навеселе. Как, впрочем, и Максим.

— Вот моя Марина никогда меня не пилит, — радостно признался Дима.

— Не верю, — замотал головой Максим. — Так не бывает.

— Клянусь. Она очень послушная, — заверил друга Дима. — Вот когда говорят, что главное, мол, чтобы ты был счастлив, обычно врут. Всегда всё хотят для себя. А вот Марина не такая. Она прежде всего обо мне заботится, чтобы мне было хорошо. А потом о себе.

— Не верю, — упорствовал Максим. — Все равно она будет это делать для себя, потому что ей зачем-то это надо.

— Ты не понимаешь, — махнул рукой Дима.

— Это правда? — спросил Максим у Марины.

— Правда, — улыбнулась Марина.

— Я тебе отвечаю, — подтвердил Дима.

— Моя не такая, — вздохнул Максим. — Что та, что эта. Всем всё не так. Я не верю, что женщины могут по-другому.

— Не вопрос, — замахал рукой Дима. — Докажу.

Он повернулся к Марине и пристально посмотрел ей в глаза. Марина увидела, что ему трудно сфокусировать взгляд.

— Мариночка, я был бы очень счастлив, если бы ты поздравила нашего именинника и поцеловала его прямо в губы.

— Хорошо, — тихо сказала Марина.

Она затушила сигарету, подошла к притихшему Максиму, встала на цыпочки, поцеловала его в мокрые горячие губы и вернулась к Диме.

— С днем рождения.

Максим посмотрел на друга.

— Убедился? — спросил тот.

— Не верю. Тут что-то не так, — рассмеялся Максим. — Хотя я знаю. Она поцеловала меня потому, что я ей просто нравлюсь, и поэтому она сделала это для своего удовольствия.

— Неееет, — возразил Дима.

— Что доказывает, что все женщины думают прежде всего о себе, — продолжал Максим.

Дима закрыл глаза и помотал головой.

— Марина, тебе нравится Максим?

— Нет, — смущенно ответила Марина. — Прости, Макс, ты не в моем вкусе.

Максим нервно рассмеялся, потом внимательно посмотрел на девушку, словно пытаясь через глаза забраться к ней в мозг. Или просто пытался поймать ее лицо в фокус.

— Значит, ты просто любишь целоваться, — предположил он.

— Нет, — ответил за нее Дима. — Не любит. Вот хуй сосать любит, это да.

— Ну расскажи еще, — рассмеялся Максим. — Баба, которая любит сосать хуй, это как единорог.

— Обожает, — продолжал Дима.

— Докажи? — прищурился именинник.

— Ну нет, ты что, — расшаркиваясь, ответил Дима, и чуть не упал. — Мы люди приличные. Правда, хуесосочка?

— Правда, — улыбнулась Марина и попыталась удержать Диму.

Максим помог ей и осторожно вернул друга в вертикальное положение.

— Что-то мы задержались. Давайте вернемся в комнату, — предложил Максим. — Только сделаем алкогольную паузу, а то Димон уже не это. Не стоит.

Они вернулись к Ксении, которая безучастно елозила по экрану смартфона большим пальцем. Максим усадил Диму на диван и убрал со стола бутылки. Дима растворился в комфортном диване и прикрыл глаза. Максим сел возле Ксении и привычно положил руку на её осиную талию.

— Предложение! — воскликнул он. — Танцы!

— Не надо, — подала голос Ксения, у меня голова болит. — Давайте как-то без громких звуков. Давайте просто поговорим.

— Уже все обговорили, — отмахнулся Максим. — А как насчёт картишек, а?

— Я ни во что не умею, — сказала Ксения.

— Ну, в дурака умеешь же? Значит, будем в дурака.

Марину не спросили, хотя, впрочем, в дурака она умела. Максим сходил на кухню, порылся в ящиках и вернулся с колодой потертых карт. Он вернулся на свое место, потрещал картами, принялся тасовать.

— Димон! — позвал он друга.

— А? — Димон открыл глаза и уставился на Максима. — Чего?

— В карты будешь? В дурака?

— Давай, — пожал плечами Дима. — А на что?

— На шалбаны, — предложил Максим.

— Хм, — Дима сделал театрально задумчивое лицо. — У меня есть план «Б»!

Он неуклюже потолкал локтем Марину, намекая на двусмысленность своей фразы.

— Давай на желания, — продолжил он. — Кто дурак, тот исполняет желание.

— Любое? — поинтересовался Максим.

— Абсолютно! Только без отговорок! — уточнил Дима.

— А кто загадывает? — уточнила Ксения.

— Тот, кто первый скинет все карты, — предложил Максим. — Очевидно, нет?

— Идет, — кивнул Димон. — Только все должны быть согласны. Никаких отговорок, любые желания. Чтоб по-взрослому.

Ксения поморщилась.

— Только без всяких глупостей, — уточнила она. — И без прыганий и беганий, у меня голова болит.

— Если я выиграю, я прикажу Димону сбегать для тебя за таблеткой, — успокоил ее Максим.

— Я уже выпила, — махнула рукой Ксения. — Сдавай уже.

Марина не очень понимала, каким образом Дима решил воспользоваться игрой в дурака как планом «Б». Он явно был пьян, и не смог бы выиграть в карты даже у холодильника. Но потом сообразила, что Дима просто притворялся пьяным, чтобы развести Максима на карточную игру. Наверное, он знает, что Максим азартен. Марина ещё раз убедилась, какой Дима умный.

Но оказалось, что нет — Дима ходил явно невпопад.

1 партия. Выиграл Максим, проиграл Дима.

Максим был доволен.

— Имениннику сегодня везет. Именно имениннику, — довольно расплылся в улыбке Максим. — Мое первое желание для Димона...

— Валяй, — пробормотал Дима. — Слово держу.

— Сделай мне колу со льдом, — сказал именинник. — Пить хочется.

— Говно вопрос, — сказал «дурак».

Дима встал, осторожно вышел из-за стола и побрел на кухню.

— Как-то простовато, — сказала Ксения, собирая карты. — Мог бы поинтереснее что-то придумать.

— Ты же сама сказала — без глупостей.

— Это для меня без глупостей, — уточнила девушка. — У меня голова болит. А остальным можно и глупости загадывать.

— Хорошо, — закивал Максим.

С кухни раздался звон — Дима уронил стакан.

— Господи, — прошептала Ксения.

— Всё нормально, — закричал с кухни Дима. — На счастье именинника.

— Именно, — усмехнулся Максим.

Дима вернулся, церемонно вручил Максиму стакан колы со льдом и уселся на свое место. Ксения передала ему колоду, Дима кое-как перетасовал карты и сдал новую партию.

2 партия. Выиграла Марина, проиграл Максим.

Диме явно достались все козыри, но он ими не воспользовался.

— Я тоже хочу колу со льдом, — сказала девушка.

— Будет сделано, — сказал Максим и пошел выполнять задание.

— А что все колу пьют? — опомнился Дима. — Где выпивка?

Марина достала из-под стола бутылку и наполнила рюмки.

— Ой, мне так много не надо, — отреагировала Ксения на попытки Марины наполнить ее рюмку больше обычного.

3 партия. Выиграл Дима, проиграла Марина.

— Давай-ка повторим: поцелуй именинника в губы.

Марина молча встала, подошла к Максиму и снова поцеловала его. Потом так же молча вернулась на свое место.

— Был же уговор без глупостей, — улыбнулся Максим.

— Ладно, — махнула рукой Ксения. — В каждой игре на желания кто-то загадывает поцелуйчики. И, как я уже говорила, мне глупости не загадывайте. Друг другу — на здоровье.

— Как-то нечестно, — возмутился Дима.

— Я девушка, мне можно, — заулыбалась Ксения.

4 партия. Выиграл Максим, проиграла Ксения.

— Ксения, поцелуй Марину, — возжелал победитель. — Хочу отблагодарить гостью за прекрасный поцелуй.

Ксения жеманно поднялась, обошла стол, протиснулась между краем стола и Димой, задевая его грудь своими ягодицами, звонко чмокнула Марину в губы и вернулась на место.

— Наливай, — сказал Дима.

5 партия. Выиграл Максим, проиграл Дима.

— Дружок, пришло время для неизбежного, — грустно сказал именинник. — Надо идти за бутылкой. Тут недалеко, ты ж знаешь.

— Слово держу, — пожал плечами Дима.

Он вышел из-за стола, взял пачку сигарет, накинул куртку и вышел.

— С тобой сходить? — спросила вдогонку Марина.

— Ты же не проиграла, — пожала плечами Ксения.

— Сыграем без Димона? — предложил Максим.

6 партия. Выиграл Максим, проиграла Марина.

— Что-то тебе сегодня подозрительно везет, — сказала Ксения.

— Ну хоть раз в году, — рассмеялся Максим и сгреб карты со стола. Потом подумал и сказал. — Хочу, чтобы ты, Марина, играла сегодня со мной в карты до конца.

— Хорошо, — сказала Марина.

— До какого конца? — уточнила Ксения.

— До рассвета, — рассмеялся Максим.

— До какого рассвета? Еще даже не закат, — возразила Ксения. — Сдавай.

7 партия. Выиграла Ксения, проиграл Максим.

— Потанцуй со мной, — попросила она у своего парня. — Только медленный.

Максим включил музыку на телефоне, торжественно встал, обошел диван, подошел к девушке и с поклоном пригласил ее на танец. Музыку Максим включил негромко, чтобы не усиливать головную боль Ксении. Марина слушала как шуршит их одежда, пока они размеренно покачивались посреди комнаты, смотрела как Максим гладит спину девушки, иногда прочерчивая линию по верхней части ее ягодиц. Они говорили негромко, но достаточно, чтобы Марина поняла, что они говорят о каких-то знакомых, которые так и не приехали на день рождения. Ей стало жалко Максима. Песня закончилась и пара вернулась за стол.

8 партия. Выиграла Ксения, проиграл Максим.

— Еще один танец? — спросил именинник.

— Нет, я загадываю себе отдых, — сказала Ксения. — Пойду вздремну.

Она вышла из-за стола и направилась на второй этаж.

— Ты вернешься? — спросил Максим.

— Надеюсь, — вздохнула девушка. — Посмотрим.

Максим дослушал, как затихли ее шаги, и закрылась дверь. Он посмотрел Марине прямо в глаза.

— Прекрасный день рождения — столько гостей! Еще?

— Я же обещала, — Марина отвела взгляд. — До конца.

9 партия. Выиграл Максим, проиграла Марина.

— Мое желание — честный ответ.

— Хорошо.

— Ты правда ставишь желания Димона выше своих?

— Правда, — кивнула Марина.

Максим помолчал. Собрал карты, перетасовал. Выпил, снова перетасовал карты.

— И ты не против, что он называет тебя хуесоской?

В ту же секунду Марина ощутила холодные покалывания в шее, там, где позвоночник делает последний, самый верхний изгиб, в месте, которое ей всегда казалось самым уязвимым. В месте, которое самое первое начинает верещать от страха, передавая сигналы по всему телу, сообщая, что «мы в опасности». В следующую секунду Марина почувствовала как ее вагина сжалась, отлепившись от ткани трусиков, поднялась вверх и снова вернулась, уже горячая, скользкая, мокрая.

Можно было подумать, что Максим беспокоится о том, что отношения Димы и Марины абьюзивные, и он хочет защитить её от обидчика. Так бы подумал любой нормальный, здоровый человек. Он именно так бы и спросил, чтобы узнать, действительно ли Дима позволяет себе так называть Марину. Но она мгновенно поняла, что именно спрашивал Максим. Ему было интересно, правда ли Марина позволяет Диме так себя называть.

— Нет, не против.

— А это правда? — спросил Максим. — Что ты хуесоска и любишь сосать член?

— Правда, — тихо сказала Марина.

— Ох, извини, это уже какой по счёту ответ? — вспомнил о правилах Максим. — Можешь не отвечать, если не хочешь.

— Я отвечу.

— Хорошо, я сдаю.

10 партия. Выиграл Максим, проиграла Марина.

— Мне определенно сегодня везет, — рассмеялся Максим.

— Определенно.

Он откинулся на спинку, уставился на Марину и долго, усмехаясь, рассматривал ее, поигрывая картами.

— Ты же знаешь, что я загадаю сейчас, — сказал он наконец.

Марина пожала плечами.

— Угадай, — сказал Максим.

— Это желание? Угадать?

— Нет, я просто предлагаю тебе угадать.

Марина оправила юбку.

— Ты загадаешь мне пососать твой хуй?

— А ты бы пососала?

Марина подумала секунду, пока по спине не пробежала искорка. Потом тихо сказала:

— Мы же договорились, я проиграла, я выполню желание.

Максим наклонился, сдал карты.

— Нет, я загадаю другое. Пососать мне кто угодно может.

— Хорошо.

— Я хочу, чтобы ты подошла ко мне, встала на колени...

Марина встала из-за стола, подошла к Максиму, взялась рукой за столешницу. Вагина предательски текла, это было очевидно. Но от дикой смеси чувств ее колени перестали держать вес. Она почти что упала на колени перед Максимом.

— Хорошо, — кивнул Максим. — И поцеловала мне руку.

Он переложил карты в левую руку, протянул ей свободную правую. Марина осторожно взяла его кисть в свои маленькие пальцы, наклонилась, легко прикоснулась губами к тыльной стороне ладони мужчины. Так целуют руку священника, или даже Папы, короля или герцога. Или того, кто имеет право загадать тебе желание, которое ты обязательно выполнишь.

Максим положил карты на стол, погладил девушку по волосам.

— Умница, иди на место.

Марина осторожно встала и вернулась на диван.

11 партия. Выиграл Максим, проиграла Марина.

После напряженной партии Максим снова откинулся на спинку дивана, с улыбкой рассматривая Марину.

— Мы с тобой уже три года знакомы? — спросил он.

— Да.

— А сколько лет ты хуесоска?

— Сколько лет я сосу хуи?

— Нет, сколько лет ты хуесоска? Как давно ты идентифицируешь себя как хуесоска?

— Четыре, — неуверенно то ли ответила, то ли спросила Марина. — Пять.

Максим закивал.

— Что еще? Спермоглотка?

— Да.

— Жополизка?

— Да, — Марина явно начинала краснеть.

— Что еще делаешь?

— Всё, — совсем тихо ответила Марина.

— Не слышу.

— Всё, — громче повторила девушка.

— Подойди, — приказал Максим.

Марина встала, снова подошла к Максиму. Колени все еще дрожали, а ее похотливая киска все так же зудела от желания, но девушка явно чувствовала себя уверенно. По крайней мере, она примерно понимала ситуацию. Не в первый раз.

— Наклонись ко мне. Лицом наклонись, ближе.

Максим влепил ей пощечину. Марина отшатнулась.

— Я не говорил, что это все, — сказал Максим. — Лицо ко мне, ближе.

Марина послушно наклонилась. Кожа на левой щеке немного горела, в голове звенело, но мышцы расслабились. Она ждала следующего удара. Не ожидала, не опасалась. Ждала.

— Я хочу, чтобы ты меня правильно понимала. Ты, конечно, сучка, но ты не моя сучка. Ты сука Димона. Просто ты очень послушная сука, правда?

— Правда. Я очень послушная сука.

— Сегодня мы играем в карты, и ты просто проигрываешь мне желания. Любая нормальная девушка давно бы убежала, хихикая, домой. Но ты не нормальная. Ты испорченная. Ты же течешь сейчас, да, шлюха?

— Да.

— И еще больше течешь от того, что я называю тебя сукой, шлюхой. Хуесоской. Да?

— Да.

Максим спокойно тасовал карты и рассматривал лицо Марины, застывшее в ожидании пощечины.

— Сядь рядом.

Марина начала протискиваться мимо Максима на диван.

— Куда? — схватил он ее за руку. — Это место Ксении. Она нормальная девушка. Ты — испорченная. Сядь рядом на пол.

Марина послушно села у ног Максима.

— Ты ведь специально проигрываешь, да? Отвечай.

— Да, — Марина очень густо покраснела и уставилась в пол.

— Любишь выполнять желания.

— Я обещала.

— Понятно, — закивал Максим. — Только вот одна неувязка. Что-то ты не слишком преданная сука. Хорошая сука принадлежит хозяину. А ты течешь у моих ног, готовая сосать хуй по первому приказу.

— Я просто проигрываю в карты.

— Мне это не нравится, — покачал головой именинник. — Я бы такого от своей суки не потерпел. Теперь ты сдавай.

Марина взяла карты и раздала на двоих.

В середине партии вернулся Дима. Он стал еще более пьяным и еле дополз до дивана. Явно кого-то встретил. Но бутылку все-таки принес. Дима не отвечал на вопросы и рухнул на диван. Через пару минут он приподнялся и оглядел комнату.

— Что происходит? — спросил Дима.

— Ничего особенно, играем в карты, — ответил с усмешкой Максим. — Я выигрываю.

— Молодец, — пробормотал Дима. — Маринка, где Ксения?

— Пошла отдохнуть, у нее голова болит, — ответила девушка, которая сидела на полу, отчего Диме не было ее видно. Но он не обратил на это внимания.

— Понятно... Блядь, какая она у тебя охуенная, Максим. Такие сиськи. Повезло тебе, с днем рождения...

— Спасибо, — ответил Максим.

Дима снова отрубился.

12 партия. Выиграл Максим, проиграла Марина.

— Ну, хорошо, пора пососать, — сказал Максим, расстегивая джинсы. — Давай, сука, бери в рот.

Марина села между ног Максима и взяла член в руку. Он был обыкновенный: среднего размера, с аккуратной чистой головкой, горячий и приятно пахнущий. Марина нежно втянула его в рот, подержала, ощупывая языком, собирая слюну. Потом в ровном среднем темпе стала сосать, помогая себе рукой.

— Глубже бери... быстрее... да, в этом темпе, — наставлял ее именинник. Потом взял ее затылок в свою ладонь и стал насаживать голову Марины на свой член. Он стал входить глубже, почти доставая до горла. Максим максимально прижал голову девушки к себе, потянулся вперед и удостоил попу Марины парой шлепков, пока головка его члена входила в ее горло.

Максим откинулся назад, потянул голову девушки за волосы. Член, разбрызгивая слюну, вырвался наружу. Марина глубоко вдохнула воздух и получила пару пощечин.

— Сними юбку, быстро, — приказал Максим.

У Марины немного кружилась голова, но она сумела вскочить и быстро расстегнула пуговицы, спустив юбку на пол. Максим схватил ее за бедра, резко развернул, посмотрел на ягодицы.

— Совсем тебя не воспитывает твой хозяин, жопа белая, — сделал он вывод после осмотра. — Или ты очень послушная сука и не заслуживаешь порки.

— Я послушная сука, — пробормотала Марина.

— Ага, только чужие хуи сосешь. Снимай трусы.

Марина сбросила трусы на пол. Максим засунул руку между бедер девушки, вставил пальцы в вагину — они легко проскользнули внутрь.

— Мокрая шлюха. Садись на хуй, — приказал он.

Марина села на член, потом принялась быстро двигаться на нем. Она смотрела на спящего Диму и скакала на хуе Максима, чувствуя, как ее вагина все больше распаляется, а в голову приливает кровь.

— Не вздумай кончать, — приказал Максим. — Сегодня кончаю только я, у меня день рождения.

— Конечно, — вскрикнула Марина.

Не кончать было сложно — рука Максима нагло забралась в промежность девушки, пальцы больно сжали ее клитор и половые губы. От боли Марина запрыгала на члене еще быстрее. Через несколько минут в дверь постучали.

— Блядь, — недовольно выругался Максим и снял Марину с члена. — Иди, открой.

Марина ожидала, что Максим закрепит приказ шлепком, но его не последовало. Она прошла через всю комнату и приоткрыла входную дверь. На крыльце стояли друзья Димы и Максима: Сергей, Валера и какая-то девушка. Ее Марина не знала, а с Валерой и Сергеем она познакомилась почти сразу же, как начала встречаться с Димой.

— Опаньки, а ты что без трусов, Маринка? — спросил Сергей и через ее голову заглянул внутрь. — Помешали?

— Заходи, — закричал из глубины комнаты Максим.

Марина пробормотала «Привет» и отошла в сторону, пропуская гостей. Парни, явно смущенные видом Марины, проследовали внутрь.

— Инна, — представилась девушка, с любопытством разглядывая новую знакомую.

— Марина.

Инна ростом была даже ниже Марины, но имела гораздо более округлённые формы и милое остренькое личико с пухлыми губками. Она прошла в комнату, спеша вручить бутылку и коробку с подарком имениннику. Марина закрыла дверь и вернулась к дивану.

Максим, как ни в чем не бывало, встречал друзей. Он успел натянуть джинсы, так что единственным человеком с голой задницей в комнате была Марина. Ее юбка лежала на полу между столом и диваном, а трусы вовсе исчезли.

— Вы это, — замялся Сергей. — Весело отдыхаете, я погляжу. Димон вообще в отрубе. Маринка с голой жопой, Ксении нету, а ты подозрительно трезвый. Что-то тут не так.

— Димон не выдержал прилива чувств, — пояснил Максим. — А у Ксении голова болит, она наверх пошла. А мы в карты играем.

— На раздевание? — уточнил Сергей.

— На желания, — ответил Максим. — Садитесь, чего стоите?

— Так места нету, — оглянулся гость. — Один диван занят Димоном, а тут все не влезем. Разве что Маринка на коленках у меня посидит, а?

— Она сядет на полу рядом, — сказал Максим. — Правда, сука?

Инна приоткрыла ротик и вытаращилась на Марину. В комнате повисла тишина, нарушаемая легким похрапыванием Димы. Марину как будто ударило мешком с песком по голове, и этот песок просыпался в глаза, рот, на губы. Только вагина, кажется, готова была заструить соками по ногам.

— Правда, — ответила сквозь песок девушка.

— Я выиграл желание, — пояснил Максим. — Весь вечер буду ее называть сукой.

— Господи, — пробормотала Инна.

— Это игра, — успокоил ее Максим. — На спор.

— Вот молодежь развлекается, — сказал Сергей и бухнулся на диван. — Ну, это дело ваше, а наше дело — выпить. Наливай, именинник.

Все зашевелились, начали снимать верхнюю одежду и усаживаться на диван. Гости отчего-то отдавали свои вещи Марине, а та относила их в шкаф. Потом села на пол рядом с Максимом.

Следующие полчаса прошли непримечательно. Просто компания подвыпивших людей пришла поздравить друга с днем рождения. Валера был однокашником Димы и Максима, его Марина давно знала. Инна — его новая девушка, с которой Максим уже был знаком. А уже седеющий Сергей, самый старший из их компании, был братом Валеры, но давно стал частью их общего круга общения. Он и Максим явно находили удовольствие в постоянных подшучиваниях друг над другом, травили анекдоты, отпускали комплименты. Марине всегда было весело слушать их словесные перекидывания, и сейчас все, вроде бы, было, как всегда. Как раньше. Почти.

— Так, а что это вы за интересную игру придумали? — спросил Сергей, разминая в руках колоду. — На желания?

— Обычный «дурак», — ответил Максим. — Просто, кто первый скинул карты, тот загадывает желание тому, кто остался в дураках.

— Я так смотрю, тебе сегодня везет, — усмехнулся Сергей. — Несколько побед налицо.

— Просто сука не загадала мне раздеться, — объяснил именинник.

— Меня коробит, когда ты так говоришь, — сказала Инна.

— Все в порядке, — неожиданно встряла в разговор Марина. — Я проиграла, теперь до конца игры я — сука. Это просто игра.

— Я боюсь играть в такие игры, — поджала губки Инна.

— Ну и не играй, — сказал Сергей. — Кто еще не хочет? Кроме Инны и Димона, конечно.

— Я сыграю, — сказал Валера.

Сергей раскидал карты и началась новая партия.

13 партия. Выиграл Сергей, проиграл Валера.

— Нуууу, Валера, ты попал, — довольно закряхтел Сергей.

— Давай уже говори свой фант, — проворчал младший брат.

— Я хочу, чтобы ты до конца игры был сукой, — произнес Сергей. Он явно был доволен своей задумкой.

— Хер там, — возразил Валера.

— Теперь у нас будут две суки, да? — сказал Сергей и подмигнул Марине.

— Желание есть желание, — сказал Максим.

— Я на такое не согласен, — ответил Валера. — Перезагадывай.

— Ладно, перезагадаю, — успокоил его Сергей.

— Дело твое, — сказал Максим. — Но у нас правила строгие — желание выполняется без разговоров. Любое. Не готов проигрывать — не садись играть.

— Слава богу, я не играю, — сказала Инна, ерзая на коленях у Валеры.

— Тогда я загадываю, чтобы Инна пересела ко мне на колени, — придумал Сергей. — А то что-то замерз.

— Я не играю, — напомнила Инна.

— Так я Валере загадал, — возразил Сергей. — Чтобы он тебя пересадил ко мне на колени.

— Я не вещь, чтобы на меня играть.

— Давай, не дури, Серый, — сказал Валера.

— Ладно, — успокоил его брат. — Просто хули с тебя взять? Ладно, хочу, чтобы ты стих рассказал. Ничего не придумал.

— Муха села на варенье, вот и все стихотворенье, — ответил Валера. — Наливай.

14 партия. Выиграл Максим, проиграл Сергей.

— Хочу, чтобы ты штрафную выпил.

— Не вопрос.

15 партия. Выиграл Сергей, проиграла Марина.

— Уууууу, Маринка, — Сергей довольно потер руки. — Что сейчас будет?...

— Перестань, — протянула Инна. — Не глупи.

— Хочу, чтобы Маринка... Или сука? — он посмотрел на Максима. — Как правильно?

— Это она для меня сука, это мое желание было, — ответил тот.

— Ладно, — согласился победитель. — Хочу, чтобы Маринка села ко мне на колени. А то замерз страшно. Чего у тебя так холодно?

Марина вопросительно посмотрела на Максима. Тот легонько кивнул. Девушка встала и пробралась через Максима на колени к Сергею.

— Ой, я и забыла, что ты голенькая, — воскликнула Инна. — Тебе не холодно?

— Мне нормально, — ответила Марина.

— Ничего, если я руки погрею? — спросил Сергей, засовывая ладонь между коленей Марины. Его жесткие шершавые руки приятно царапали кожу девушки. Узловатые пальцы больно вжались в бедро.

— А играть ты как будешь? — спросила Инна.

— Разберемся, сдавай, — ответил Сергей и положил вторую руку на грудь Марины.

— А еще вам теперь ее карты будет видно, — заметила Инна.

— Карты — это не самое интересное, что у нее сегодня видно, — парировал Валера.

— Эй, — вскрикнула Инна и толкнула своего парня. Все расхохотались.

16 партия. Выиграл Максим, проиграла Марина.

— Это нечестно! Вы в ее карты подсматривали! — попыталась Инна поддержать новую подругу.

— Но я же честно скинул все карты первым, — сказал Максим. — Так что я загадываю.

— Кроме того, он же именинник, — напомнил Сергей.

— Именно, — кивнул Максим. — И мое желание такое: я хочу, чтобы играли все, даже Инна.

— Я не хочу, мне ваши правила не нравятся.

— Поэтому со следующего раунда проигравшего не будет, только победитель — тот, кто первым скинет карты, — продолжил объяснять Максим.

— А кто будет выполнять желания? — спросил Валера.

— А желания будет выполнять моя сегодняшняя сука. Она же проиграла. Сучка, на меня посмотри.

Марина собрала все остатки воли в кулак и посмотрела на Максима.

— Ты же не против, сучка? — спросил Максим, потрепав девушку по щеке.

— Конечно нет, — улыбнулась Марина.

— Ой, — опять воскликнула Инна. — Тогда я согласна. Сдавайте.

— Хм, ладно, — проворчал Валера. — Тогда, получается нет смысла доигрывать партию, просто кто-то первый скинет карты и все.

— Какая разница? — спросил Максим.

— Ой, а давайте, давайте, — заерзала Инна. — Я придумала. Давайте просто проигравший будет выполнять желания победителя об нее.

— Что значит «об нее»? — спросил Валера.

— Ну, об сучку, ой, то есть, ну... об неё, — пояснила Инна. — Я не могу называть ее сукой, это очень грубо.

— Не понял, — завертел головой Валера.

— Ну смотри, например, как в первый раз, когда Серега выиграл, а ты проиграл, он пропросил бы тебя посадить сучку к нему на колени, — объяснила девушка. — Ну, ты бы должен был встать и перенести ее к нему на колени. Понял?

— Ааааа, — закивал Валера. — Понял. Прикольно! Сдавай.

— Погоди, — сказал Сергей, перемешивая карты. — А ей тогда сдавать?

— Зачем? — удивилась Инна. — Она же не играет, она просто инвентарь для желаний.

— А что она будет тогда делать, — спросил Валера.

— Господи, ничего она не будет делать! — раздраженно ответила Инна. — Ноги ему будет греть, понял? Какие же вы оба тугие, честное слово!

— Мы тугодумы, а тугая здесь только сучка, — парировал Сергей.

Все засмеялись, даже Марина.

— Прости солнышко, — сказала Инна и погладила Марину по щеке. — То есть сучка, то есть Катя. Ты же Катя, да? Извини, я забыла твое имя.

— Я сучка, — тихо ответила Марина.

17 партия. Выиграл Сергей, проиграл Максим.

— Ха! Не так уж тебе и везет, — воскликнул Сергей.

— Переживу.

Сергей задумался.

— Чего же я хочу? Чтобы ты... об неё... мне сделал?

— Звучит интересно, — хохотнул Валера.

— А, слушай, я хреновый выдумщик, — сдался Сергей. — Я хочу, чтобы она до конца разделась. Это же справедливо?

— Ну, она и так с голым задом весь вечер, — согласился Валера.

— Так а я тут при чём к твоему наказанию? — спросил Максим.

— Мне по фиг, — отмахнулся Сергей. — Главное, чтобы мое желание было выполнено. Хочу, чтобы ты ее раздел.

Максим вздохнул, встал с дивана и потянул Марину за руку. Она высвободилась из цепких пальцев Сергея, который явно не хотел ее отпускать, даже чтобы она оголилась еще больше. Максим стянул с Марины кардиган, грубо стащил футболку, так, что аж треск раздался, и шлепком по заднице отправил назад на диван.

— Мне сесть к Сергею на колени? — уточнила Марина.

— Хватит с него, у меня посидишь, — скомандовал Максим и уселся на свое место.

Марина послушно села к нему на колени, обняв за шею и уложив голову к нему на плечо.

— А меня не обнимала, — проворчал Сергей.

— А ты не именинник, — отрезал Максим.

Марина полулежала на груди Максима и чувствовала, как напряженно подрагивает его нога. Его явно подбешивало то, что ему не дали насладиться его сукой. Она чувствовала голым бедром его член под тканью джинсов и отчаянно хотела снова ощутить его в своем горле. К удовольствию Марины, пока ходили другие, Максим рассеяно, по-хозяйски поглаживал ее ягодицы и анус свободной левой рукой. Она жаждала до конца исполнить сегодня роль суки, только гости, к сожалению, хоть и прилично опьянели, отчего-то не расходились по домам, и сильно увлеклись игрой.

18 партия. Победил Максим, проиграла Инна.

— Ага, а вот и да! — удовлетворенно сказал Максим, дождавшись последнего хода. — Добрый вечер, Инна.

— Что? — испуганно спросила Инна.

— Помнишь, мы договорились, что желания выполняются без пререканий?

— Да, и что?

— А то, что я желаю, чтобы моя сука отлизала тебе прямо сейчас.

— Так, слышь! — возмутился Валера. — Какого хера?

— Не хочешь проиграть — не играй, — ответил Максим.

Марина подняла голову и смотрела на спорящих.

— Ладно, ладно, тихо, — остановила их Инна. — Я согласна. День рождения только раз в году.

— Какое согласна? — возмутился Валера. — А если он захочет тебе присунуть?

— Если он захочет присунуть, то он может присунуть своей сучке, — ответила Инна. — Мы договорились, что все желания исполняем через нее. Иначе бы я не согласилась играть.

— Но ты ж разденешься! — продолжал настаивать Валера.

— Переживу, — отмахнулась Инна.

— Пиздец, — воскликнул Валера, спихнул Инну с колен и вылетел из комнаты.

— Псих, — пробормотала Инна.

Она явно выпила лишнего, но держалась в сознании и в рамках приличия, как ей казалось. Поерзав бедрами, Инна сумела стянуть с себя трусы, чуть приподняла юбку и пальцем поманила Марину. Максим подтолкнул свою суку, и девушка через Сергея перебралась на дальний край дивана.

Марина опустилась на колени перед Инной и нырнула головой под юбку. Там пахло духами и потом, а еще сладко-кислой вагиной. Ткань юбки пропускала немного света, и Марина увидела очертания полных широко открытых губ, с жирным капюшоном клитора и пухлого гладко выбритого лобка над ним. Она подалась вперед и коснулась клитора языком, затем стала описывать круги вокруг, оставляя за собой ниточку слюны. Ее язык покалывали отрастающие волоски лобка, а в голову бил сочный яркий запах пьяной молодой женщины. Где-то на фоне гудели голоса, стучали подошвы ботинок. Точно, в комнате же были еще люди.

Марина наращивала темп, понимая, что из-за алкоголя чувствительность Инны понижена, и ее клитор требует более решительных действий. Вдруг все осветилось — кто-то задрал юбку на Инне. Или она сама задрала ее? На затылок Марины опустилась чья-то рука и стала вдавливать ее сильнее в пухлую жирную пизду. Марине нравилось ощущать на всем лице горячий пот незнакомой женщины, ее соки, собственную слюну. Марина словно погружалась в успокаивающую теплую жидкость утробы, и это самое близкое, как она могла бы подобраться к чьей-то утробе. Марина утопала в расщелине мягкой мокрой письки, хваталась за полные ляжки Инны, чтобы еще глубже проникнуть языком в ее горячую вагину.

Чьи-то руки стали грубо лапать ягодицы Марины, шарить по ее промежности, пытаться найти вход в ее письку. «Ну а что, ей можно, а мне нет», донеслось до Марины. Она выгнула спину и подалась попкой вверх. Один палец нашел путь внутрь, другой, третий. Они ощупывали Марину изнутри, наслаждались ее постыдной влагой, затем начали двигаться. Она двигалась с ними — навстречу пизде, навстречу пальцам, навстречу пизде, навстречу пальцам. Потом кто-то сказал, что грязная мокрая сука не должна кончить. Пальцы исчезли. Потом появились снова — шарили по ее ягодицам. Марина снова двигалась, пытаясь найти пальцы, которые хотели насладиться ее телом. Ее тело для этого и существует, чтобы наслаждались грубые пальцы.

Чья-то рука, другая, сильнее, потянула за волосы, оттащила лицо Марины от мягкой вкусной пизды, потянула вбок, натолкнула на другое, на член. Марина не смогла разлепить глаза, просто взяла хуй губами, подставила рот для него. Она вставила пальцы в горячую вагину, стала трахать ее твердо, размеренно, толчками. Член, чей-то незнакомый беспорядочно двигался во рту, упираясь в щеку. Марина повернулась еще дальше, чтобы головка устроилась во рту, устремилась в горло. Член пахнул, он кислый, не доставал до горла, но был достаточно толстым, давил на язык. Марина разлепила глаза, но увидела только лобковые волосы. Она держала голову прямо, чтобы хуй хорошо двигался в ее рту, взбивая слюну. И трахала, трахала, трахала пизду — пизда должна кончить.

«Во дает!», заскрипело над головой, сзади, это голос высокого, жесткого, узловатого Сергея. «Это его наглые пальцы шарят сейчас по ягодицам, щипают их. Значит, незнакомый член — это Валера, -сделала вывод Марина. — Я сейчас подставляю рот Валере, пока ебу рукой его девушку. Они оба должны кончить. Об меня».

Марина почувствовала, как задрожало под ней женское тело, полное, потное, горячее. Женщина кончила. Марина замедлила движения руки, пока конвульсии женщины полностью не прекратились. Теперь ей нужно было переключиться полностью на член. Она достала мокрую влажную руку из вагины, переместила к мужчине, стала массировать его напряженные яйца. Член двигался во рту быстрее, настойчивее. Она скользнула рукой дальше, по мошонке, нашла кончиками пальцев анус, стала массировать его скользкими пальцами, приближая оргазм.

Внезапно — вспышка, хлопок — мужчина дал ей пощечину. «Значит, ему нравится, он на пике», — подумала Марина. Но член выскользнул из горла, а на лицо прилетела еще одна пощечина. «Ты чё, охуела? Я что, пидор?», — донеслось сверху. «А можно член назад?», — подумала Марина. «Руки убери! Руки от жопы убери, тварь!», — донеслось сверху. Еще одна оплеуха, аж до звона. «Ах, ему не нравится, — подумала Марина. — Вот я дура, я все испортила. Я больше не буду, только верните член. Он должен кончить!».

— Прости, — пробормотала Марина, всхлипывая. — Прости, я больше не буду.

— Рот открой, шлюха.

Марина с готовностью открыла рот. Член вернулся, теперь знакомый, толстый, тучный, заполняющий. Он терся об нёбо всё быстрее и быстрее, руки крепко держали ее голову, давили в кости черепа, тянули за корни волос. «А пальцы? Где пальцы? На моей попе были пальцы, — вспомнила Марина. — Им не понравилась моя попа? Моя дырочка?». В этот момент член задрожал и выскользнул из ее рта. Перед ее лицом он начал выстреливать сперму на пол.

— А, хорошо, блядь, — прорычало сверху.

Валера перестал кончать, отпустил голову Марины и отошел назад. Марина проглотила слюну, что была во рту. Она повернула голову — перед ней лежала, тяжело дыша, Инна.

— Ты только что отсосала моему парню, — сказала она. — Но я тебя прощаю, потому что ты классно мне отлизала. Иди ко мне, я тебя поцелую.

Марина приблизилась к Инне, и та засосала ее губы, а потом просто утопила в объятиях.

— А где все? — спросила Марина.

— Макс и Серый курят. Чтобы нас не стеснять, а то я не могу кончить при чужих мужиках, — объяснила Инна. — Валера, кажется, тоже пошел курить. Может, и мы пойдем?

— Пойдем, — кивнула Марина.

Инна оправила юбку и направилась к двери. Марина подобрала свой кардиган с пола и поспешила за ней.

Мужчины наслаждались безоблачной полнолунной ночью.

— О, вот и наши звезды! — закричал Сергей и заграбастал обеих девушек в объятья.

— Эй, полегче с Инкой, — предупредил Валера. — Хотя я и так ей пиздюлей пропишу.

— За что? — возмутилась Инна.

— За то, что пиздой светишь перед мужиками, — объяснил Валера. — Еще и бабе какой-то даешь лизать.

— Так ты ей тоже свой хуй присунул, — возмутилась Инна.

— Это я для справедливости. Для равновесия.

— Равновесие, ага, — пробурчала Инна. — Чуть девочку не сломал. Только попробуй со мной что-то такое устроить, я тебе хуй откушу. Как можно так глубоко в глотку пихать?

— Не буду, успокойся, — проворчал Валера. — А этой суке, — он тыкнул пальцем в Марину. — Я вообще зубы повыбиваю.

— Слышь, Валер, не хами, — подал голос Максим. — Иди, стань сюда.

Он потянул Марину к себе, и она, выскользнув из рук Сергея, встала рядом с Максимом. Он небрежно положил руку ей на талию. Марина немного задрожала.

— Холодно? — спросил Максим. — Сейчас мы тебя разогреем.

— Вы что, ебаться? — спросила Инна. — Давайте еще поиграем.

— Ты кончила, а мы со стояками ходим, — заметил Сергей. — Это вредно для здоровья.

— Не пизди, — отрезала Инна. — Поиграем, потом поебетесь.

Все докурили и отправились в комнату. Марина устроилась на коленях Максима.

— Нет, — сказал он. — Лезь под стол. Пососешь мне. Только не до конца. Чисто для настроения.

— Хорошо, — сказала Марина и нырнула под стол.

Она достала из джинсов член Максима и стала играть с ним — облизывать, посасывать, немного дрочить.

— Во устроился, — возмутился Сергей.

— Я эту суку выиграл, у меня день рождения. Отвали, — закончил дискуссию Максим.

19 партия. Выиграла Инна, проиграл Валера.

— Сегодня точно женский день, — сказала Инна. — И зачем я несколько партий пропустила? Я бы все время выигрывала.

— Да-да, желание какое? — поторопил ее Максим.

— Я потрахалась и теперь хочу бутербродов, — сказала девушка.

— Скучно, — вздохнул Сергей.

— Ничего не знаю. Желание есть желание.

— Ну и как мне его исполнять? — поинтересовался Валера.

— Ну, сучка все сделает, — улыбнулась Инна. — Она же умничка. Все умеет.

— А мне что делать?

— Хлеб порежь, — предложила Инна. — Хотя нет, сделай мне кофе.

Валера вылез из-под своей увесистой подружки и пошел на кухню. Марина аккуратно заправила член Максима в штаны и тоже пошла на кухню.

Валера стоял, опершись на холодильник, и смотрел в телефон. Марина молча достала из холодильника нарезку и стала делать бутерброды. Она красиво разложила их на блюде и направилась в комнату.

— Стой, блядь, — Валера схватил ее за руку. — Поставь поднос.

Марина поставила блюдо на стол. От присутствия Валеры, от того, как крепко и больно он держал ее за руку, он обещания выбить ей зубы, у нее снова появились покалывания в шее. Но вагина в этот раз не спешила мокреть. Валера был жестоким, грубым, но по-другому. Марина еще не понимала, как именно.

— Ты тоже хочешь бутерброд?

— Да.

— Какой ты будешь?

Марина пожала плечами и выбрала самый маленький.

— Вот этот.

Валера взял бутерброд, поднял колечко колбасы, склонился над ним и выпустил на хлеб струю слюны. Потом положил колбасу на хлеб и вернул бутерброд на блюдо.

— Ешь, — приказал он.

Марина задержала дыхание, потом взяла бутерброд со слюной Валеры и, откусив большой кусок, стала жевать.

— Вкусно?

— Мгм.

— Ебать, ты конченая! — воскликнул Валера.

«Мгм, — подумала Марина. — Еще какая».

— Ты, что, шлюха? Он тебе платит?

— Нет, — сказала Марина, жуя бутерброд.

— Шантажирует?

— Нет, я просто проиграла.

— Ну, ты же мне не проиграла. На хуя ты мой сморчок ешь? Даже если ты ему проиграла, Макс даже не видит тебя сейчас.

Марина молча жевала бутерброд, смотря в пол.

— Тебе просто нравится быть опущенной, да? Чё молчишь?

Валера сделал шаг и максимально приблизил свое лицо к лицу Марины. Она оцепенела, не зная, чего ожидать. Она знала, как это может быть с Димой, теперь с Максимом. Но с Валерой она просто сжалась в маленький комочек и очень сильно не хотела, чтобы Валера что-то сейчас сделал. Что он непременно сделает, ведь он так близко, она чувствовала жар его кожи, его запах, его колючий взгляд.

Он плюнул под ноги.

— Фу, блядь, противно. Еще хуй в тебя совал. Съебывай, — сказал он и стал делать кофе.

Марина вышла из оцепенения, схватила блюдо и поспешила в комнату. Там ее под столом ждал член.

20 партия. Выиграл Сергей, проиграл Валера.

— Отличненько, — сказал победитель. — Я уже заранее придумал свое желание.

— Ну-ну, удиви, — сказала Инна.

— Я человек уже пожилой... — начал Сергей.

— Какое пожилой, тебе дай бог 40 лет! — возразил Максим.

— 42, попрошу заметить, — поправил его старший товарищ. — Я человек пожилой, простой, мне эти ваши молодёжные утехи непонятны, я хочу выпить, покурить, в туалет и баиньки.

— Тебе одеялко подоткнуть? — спросил Максим.

— Нет, сначала просто покурить. Поэтому я попрошу проигравшего Валеру дать мне сигарету. Видите, как все просто.

Валера достал сигарету и дал ее брату.

— А умничка наша как с этим связана? — спросила Инна. — О, точно, я буду ее называть умничкой.

— А умничка мне просто подкурит, — улыбаясь, объяснил Сергей. — Вот и всё.

— Погоди, так ты ее на улицу с собой берешь? — спросил Максим.

— Ну я же не буду у тебя дома курить, я — гость воспитанный, культурный, с моральными принципами.

— Ага, сосалку мою забираешь, — пожаловался Максим. — Тоже мне, принципиальный.

— Тебе сосалка, мне — зажигалка, — подытожил Сергей и, вытащив Марину из-под стола, увлек ее за собой на улицу.

Снаружи он, действительно, попросил ее подкурить ему сигарету. Марина стояла рядом, полностью обнаженная. Ночная прохлада практически сразу начала пробирать ее до костей.

— Как дела, Мариночка? — спросил Сергей.

— Нормально.

— Ты с Димкой поссорилась?

— Нет.

— А что это ты вдруг с Максимом?

— Я просто проиграла.

— Да ладно.

— Честно.

— А извращения эти всякие зачем делаешь? Он просит?

— Нет, — помотала головой Марина. — То есть, да. Но... Я всегда была такая.

— Какая-такая?

— Мне нравится, когда грубо.

— Когда шлепают по попе?

— И это тоже, — кивнула Марина. — Но еще нравится, когда говорят, что делать. Когда приказывают. Когда я чувствую, что мной пользуются, как вещью. Как очень нужной вещью. Мне нравится быть очень простой полезной вещью.

— Как сосалкой?

— Сосалкой особенно, — улыбнулась Марина. И немного оторопела. Кажется, она флиртует с Сергеем. Потому что, наверное, она чувствует, что приносит ему пользу сегодня. Даже ему?

— Сколько тебе лет, Мариночка?

— Двадцать.

— Ха! Угадай, сколько моей дочке?

— Неужели тоже двадцать?

— Девятнадцать.

— У тебя есть семья, Мариночка? Мама, папа?

— Мама, папа, две сестры, всё есть.

— А они знают, что ты такая?

— Какая-такая?

«Господи, прекрати флиртовать!»

— Особенная.

— Сестра одна знает, и всё.

— А ты Димку любишь?

— Не знаю, — пожала плечами Марина. — Наверное.

— Наверное, любишь, — повторил Сергей. — Но сегодня тебе хочется побыть вещью... Пойми меня правильно, я человек пожилой, простой, я этих штук не понимаю...

— Ты не пожилой. Тебе всего 42.

— Тебе не хочется пожить простой жизнью с хорошим человеком?

— С таким как ты?

— Ну, например.

— А ты можешь меня схватить за волосы?

— Зачем?

— Ну, просто. Тебе хочется?

— Нет, конечно, Мариночка. Мне хочется тебя, наоборот, обнимать.

Сергей распахнул объятия и притянул к себе Марину. Его огромные ладони оказались на её спине, практически всю ее накрывая.

— Любить, лелеять. Как и заслуживает такая девочка, как ты.

— Жаль, — Марина задрожала.

— Тебе холодно, Мариночка?

— Немного, — кивнула девушка.

— Давай я тебя разогрею, разотру.

— Мне внутри было бы теплее.

— Понимаешь, внутри нет той интимности, которая есть сейчас у нас.

— Как ты заметил, я могу заниматься многими интимными вещами при свидетелях.

— Ну, я конечно, хотел бы заняться с тобой интимными вещами, но хочется уединенности, и хочется душевной близости, понимаешь?

— Если ты хочешь меня выебать, так и скажи.

— Очень давно хочу, Мариночка. Моя девочка маленькая. Столько лет смотрю на твои персики, и так и хочется их расцеловать, — он опустил голову и впился губами в девичий сосок. Потом переместился к другому и стал целовать его.

— Хочу сладкую попочку твою всю, — продолжал Сергей, очевидно, переключая внимание на ягодицы Марины. Он впился в них пальцами, разминая, растягивая.

— Хочешь, я подарю тебе лучший секс в твоей жизни, Мариночка?

«Я сильно в этом сомневаюсь», — подумала Марина.

— Моя дырочка принадлежит победителю, — улыбнулась Марина.

«Господи, почему мне нужно его уговаривать?».

— Не Димке, не Максиму? — уточнил Сергей.

— Пока ты не кончишь, — улыбнулась девушка. — Выеби свою зажигалку.

Сергей развернул Марину к себе спиной и опер ее на перила крыльца. Он вытащил член и пристроил к входу в вагину. Из-за высокого роста ему пришлось серьезно раскорячиться, чтобы совпасть по росту с «маленькой девочкой». Марина яростно щипала себя за соски, чтобы вызвать возбуждение и увлажнить вульву. Но Сергей сам плюнул на кончик члена и резко вошел в Марину.

Она сразу почувствовала, какой у него большой хуй. Возможно, самый большой в ее жизни. Хотя, сколько у нее было этой самой жизни? Не больше, чем у Сережиной дочери. Марина видела ее несколько раз — приятная девушка. Примерно такой же комплекции, как Марина. В маму пошла? Интересно, поэтому Сергей хочет «целовать ее персики» и «сладкую попочку»? Это его типаж? Маленькая хрупкая девочка с «маленькими персиками»?

— О, боже, — воскликнула Марина.

Его гигантский хуй стал ещё больше. Сергей неистово долбил членом, каждый раз доставая до самого дна влагалища. Марина беспорядочно терзала свои соски, чтобы добавить смазки, но ничего не помогало. Его долбеж все больше напоминал изнасилование. Девушка непроизвольно застонала от боли, которая никак не была похожа на боль, которая ей нравилась, которая ее обжигала и плавила. Эта боль просто была раздражающей и царапающей.

Сергей воспринял стон как поощрение и стал покрывать ее шею поцелуями. Они были довольно мокрыми и беспорядочными, напоминая отголосок того вожделенного влажного, скользкого, липкого, терпкого хаоса, который всегда сопровождает хороший секс. Но ничего не могло быть достаточно сейчас, чтобы дать хоть каплю возбуждения.

Чтобы вытерпеть, Марина представила на секунду, что на ее месте не она, а другая, совсем другая, просто очень похожая девушка. Маленькая стройная фигура, черные растрепанные волосы, большие черные глаза. Как Оксана, как дочка Сергея. «Это не меня, это дочку Сергея сейчас насилует высокий угловатый мужик с кирпичной кожей. Оксану поставили раком на крыльце и ебут. Оксана не виновата, просто так получилось. Ей просто воспользовались как молодой свежей дыркой, которая оказалась не в том месте не в то время. Она не заслуживает... Или заслуживает? Жалкая ничтожная подстилка, шляется по ночам, трется в подъездах, мечтая потрогать большой розовый хуй, мечтая, чтобы ее потрогали в подъезде, обслюнявили шею, дышали в лицо запахом плохих зубов и дешевого пива, пели гнусавым голосом песни про выдуманную любовь, которой ни ты, ни он, ни певец, ни композитор не знают, слушать тупые анекдоты раз за разом, комплименты про твою ничтожную плоскую задницу, смешные, о боже, как смешно. Терпеть это, слушать это, чувствовать это, только ради того, чтобы дали потрогать хуй, дали ощутить, как он пульсирует, вдохнуть его запах, отодвинуть языком нежную кожицу с головки, взять в рот, чтобы просто дали подержать его во рту, просто почувствовать какой он. Просто хуй, просто дайте мне в рот хуй».

— О, папочка! — вскрикнула Марина.

Она уже не чувствовала ни боли, ни наслаждения, ни раздражения, ни возбуждения, просто тупые толчки. Бум-бум-бум. Просто хуй ходит внутри как поршень, бессмысленный металлический плохо смазанный поршень. «Почему я не чувствую, где мои нервные окончания? Где, блядь, мои окончания? Где, блядь, мои чувства?». Марина легла грудью на перила, больше похожая на мешок, чем на обнаженную молодую женщину. «Просто кончи, просто, наконец, кончи. Залей меня спермой. Ты же хочешь залить меня спермой, именно сейчас, именно во влагалище, накачать мою матку. Ни в рот, ни на лицо, ни в волосы, ни на живот. Ты не хочешь заполнить мою жопу, чтобы я ходила и чувствовала, как она выходит из меня. Ты не хочешь кончить мне в ладошку, чтобы я с наивной любознательностью нюхала твою сперму, пробовала кончиком языка, открывая для себя совсем новое неизведанное вещество. Ты хочешь именно туда, именно в пизду, именно как задумано, как нормально, как положено, как деды, как освящено, беатифицровано, аминь. Не как в порно, потому что мы не можем как в порно, ведь порно никогда, никогда, никогда не похоже на реальность. Почему же тогда твоя Оксана стоит тут, как мешок, пока ее долбит огромный престарелый слюнтяй, и мечтает, чтобы ее выебали как в порно? Чтобы ее потащили за волосы на диван, вставили хуй в задницу, выдрали, держали ровно за глотку, накачивая каждым хлюпающим толчком боль, наслаждение, боль, наслаждение, а потом резко потащили вниз, вставили тебе пахнущий твоей же задницей член в горло и залили его мощными толчками тягучей кончи: унижение, унижение, унижение».

— О, боже! Боже, — закричала Марина. — Какая же я тварь!

— Тише, тише, — вдруг очнулся Сергей. — Это хорошо, это из тебя выходит все плохое.

Он держал Марину на весу, шептал и продолжал долбить в одинаковом стандартизованном темпе.

— Это все неестественное, тебе просто нужен нормальный мужик, а это все выходит. Это из тебя плохое выходит.

— Господи, почему же из тебя не выходит?! — разревелась Марина. — Вытащи, просто вытащи, вытащи.

— Мариночка, солнышко, я совсем почти кончил, еще чуть-чуть.

— Куда ты почти кончил? — заплакала Марина. — Вытащи, вытащи. Ну почему я не сказала тебе стоп-слово.

— Какое еще стоп-слово, ласточка?

Марина собрала остатки сил, поднялась на руках над перилами и с огромным трудом освободилась от хуя. Она рухнула на доски крыльца и тяжело дышала.

Сергей склонился над ней.

— Мариночка, тебе не понравилось? Давай другую позу попробуем?

— Нет, нет, — отмахнулась Марина.

— Может, пойдем внутрь, выпьем для обогрева, для ясности мысли?

— Нет, не вздумай, — остановила его Марина. — Ну почему же вы такие хорошие обязательно должны напоить девушку? Вы не можете кончить без алкоголя?

— Прекрасно можем, Мариночка.

— Умоляю, кончи, — схватила его за руку девушка. — Пожалуйста, просто кончи.

— Ты хочешь лёжа?

— Нет, никакого хуя в моей пизде, — замахала руками Марина. — Ты не хочешь командовать? Хорошо, я буду командовать. Никогда больше в жизни я не хочу твоего члена в моей пизде.

— Ты просто много выпила, Мариночка.

— Просто кончи, Сергей... Иванович.

— Витальевич.

— Витальевич, Сергей, просто кончи на меня. Просто подрочи и залей меня спермой, мне очень нужна сперма. Я шлюха, я сука, я тварь, давалка, я спермоглотка. Просто кончи, неужели это так сложно?

— Хорошо, Мариночка, — заулыбался Сергей. — Для тебя — всё, что угодно.

— Всё, что угодно. Кончи для своей зажигалки.

Сергей встал над Мариной огромным столбом, закрывающим луну. Над девушкой высился как будто огромный черный фаллос, который дрочит свой меньший, но все еще огромный черный фаллос.

— Мне очень нужна сперма, — захныкала Марина. — Витальевич, папочка, посмотри на мои сисечки, ты не хочешь залить их своей кончой?

— Зачем ты так говоришь? — прошептал Сергей.

— Как? Папочка? Конча?

Сергей дрочил все быстрее и быстрее. Марина поджала коленки, положила палец на нижнюю губу и чуть её оттянула, приоткрыв рот.

— Обкончай меня, папочка. Я твоя маленькая девочка, которая хочет немного кончи. Она ведь вкусная? Я никогда ее не пробовала на вкус.

Марина входила в образ. Но, самое главное, это явно ускоряло финиш.

— Папочка, здесь очень холодно. Согрей меня своей горячей кончой. Маленькие девочки очень любят кончу, она такая вкусная и так смешно пахнет!

Сергей быстро задышал и выпустил жирную струю спермы прямо на лицо Марины. Она подвинулась ближе, чтобы поймать следующую порцию. Когда Сергей опустошился, Марина была обильно залита вязкой субстанцией. Сергей обмяк и сел рядом.

Они несколько минут помолчали, потом Сергей достал из кармана пачку, вытянул сигарету для Марины и взял одну себе. Марина села и подкурила им обоим.

— Откуда ты знала?

— Что?

— Что это сработает на мне?

— Маленькая девочка?

— Ага.

Марина махнула рукой.

— Это не бином Ньютона, — она затянулась. — Видимо, что-то в тебе всё-таки есть. Ненормальное.

— Все плохое вышло, как я и обещал, — усмехнулся Сергей.

— Если бы это так работало.

— Спасибо, — сказал он.

— Не за что. Это всё-таки моя задача сегодня — приносить удовольствие.

— А ты совсем не можешь заниматься нормальным сексом? — спросил Сергей.

— А ты можешь?

Он не ответил.

— Сколько девочек ты прогнал через свое воображение, пока ебал меня?.. Тебе недостаточно маленькой худенькой женщины, вроде меня? Хочешь забраться глубже? Тебе не хватает, когда я делаю так? — она снова надула губки и оттопырила их пальчиком. — «Папочка, когда я смотрю на твой пенис, мне щекотно в трусиках».

— Прекрати.

— Персики, попочка, мариночка, боже, мне надо было сообразить раньше, — она докурила и выбросила окурок в ночное небо щелчком пальца.

Марина, с трудом, держась за перила, но поднялась.

— Блин, я не дойду. Ты меня уничтожил.

— Прости, Мариночка.

— Нормально, — ответила девушка. — Это даже немного приятно. Как будто меня выебал кто-то очень... другой. А теперь, пожалуйста, отнеси меня внутрь и положи на диван. Мне нужно 15 минут отдохнуть.

Сергей аккуратно поднял ее.

— Там внутри, — прошептала Марина. — Я не маленькая девочка, которую втихаря лапают за попочку в подъездах. Я там сука, дырка и вещь, понимаешь? Это мой праздничный вечер. Мой день рождения. Уж какой есть. Если тебе там не нравится, ты можешь идти, хорошо? Не порти мне праздник. Никто не расстроится, ты не центр внимания сегодня.

— Хорошо.

Сергей зашел внутрь. Он зашел в центр комнаты, осмотрелся, отнес Марину к дальнему дивану и положил рядом с Димой. Марина заснула еще на его руках.

— Сергей, почему вы голый? — удивилась Инна. Безобразно пьяная, она лежала на своём кавалере, задрав ногу и обнажив вагину. Максим с удовольствием любовался видом и подрачивал член. Валера, кажется, уже ничего не замечал.

— Ты ее совсем заебал, — выдвинул обвинения Максим. — В хлам.

— Таким-то агрегатом, — отметила Инна.

Сергей наполнил четыре рюмки.

— Выпьем?

21 партия. Выиграла Марина.

«Море шумит. Ночью море шумит таинственно, ты не видишь волны. Может быть, это просто твое воображение. Может, это волны не на воде, а на тебе? Они бегут от макушки к пяткам и назад. От лица к вагине и назад. Я хочу посидеть еще у моря, ночью, когда не видно волн. Только бы не рассвет. Только бы не рассвет...»

— Вставай! Слышь?

«Господи, как давит. Откуда это? Почему? Я задыхаюсь»

— Она в отрубе. Ты ее всё-таки перетрахал.

— Слушай, а она там не того? Не откинулась? Это пиздец не в тему будет.

— Похлопай её по щекам!

— А я что делаю?

— Да не пиздой своей хлопай!

Марина попыталась открыть глаза, но у нее не получилось.

— Тихо, шевелится.

— А ну отойди, бля.

— Блядь, да ты сам не упади.

Вспышка, боль, жжение. Пощечина.

«Я не на море. Где я? Я на даче. У меня день рождения. Здесь люди. Дима, мой Дима. Милый мальчик. Максим. Сильный. Хитрый... Валера. Страшный. Чужой... Инна. Сочная. Жирная... И Сергей. Бедный Сергей».

— Блядина, ты меня слышишь?

«Это Валера. Мне стоит бояться. Мне стоит проснуться. Я вся дрожу. У меня пересохло во рту. Мне стоит открыть глаза. Я не могу открыть глаза».

— Я... не могу открыть глаза.

— Бля, точно, ты же на неё кончил. Сперма засохла.

— Кто, я?

— Да твоя сперма давно уже высохла. Валера на неё кончил.

— А ты типа на неё не кончил?

— Да все её обкончали.

— Слушай, блядина, тут дело есть. Ты меня слышишь?

— Да..., — сказала Марина и попыталась облизать губы, но рот был полностью сухим. — Я ничего не вижу.

— Короче, мы тут решили, что ты все равно проиграла все партии, потому что ты конченая. Поэтому мы просто будем загадывать желания, а ты будешь исполнять, понятно?

— Понятно.

— Да, и обращайся ко мне уважительно, соска.

— Хорошо... Господин?

— Не, давай товарищ начальник.

— Хорошо, товарищ начальник... Мне нужно открыть глаза, я не могу открыть глаза.

— Это потому что пока ты спала, мы тут развлекались немножко, по-взрослому, и решили, что нельзя пачкать пол у Максима дома. Потому что, ну, Ксении потом убирать, ей неприятно будет. Она девочка нормальная, чистая, ухоженная. А ты блядь поносная, тебе по хуй. Правильно?

— Правильно, товарищ начальник.

— Кто ты?

— Я — блядь поносная, товарищ начальник.

— Ну, вот мы тебе спускали на лицо. До туалета далеко идти, а ты тут, как мусорка. Так что разлепляй глаза. Пора развлекать гостей.

— Дайте мне воды, товарищ начальник, мне нужно промыть глаза.

— Воды нет. Есть водка. Или кола.

— Не надо водку, пожалуйста... Товарищ начальник, — Марина облизала губы. — Можете мне, пожалуйста, просто плюнуть на лицо.

— Конечно! — Валера смачно харкнул на Марину. К счастью, слюна была довольно чистая, и девушке удалось стереть хотя бы часть засохшей спермы с ресниц. Она рассмотрела комнату. Рядом с ней стоял со стаканом в руке Валера. В одних штанах. Рядом с ним — Инна. На ней было чёрное кружевное нижнее бельё. На диване напротив полулежал Максим, он был в футболке. Его сморщенный член вяло покоился на бедре. На полу возле стола сидел Сергей, он был в майке и трусах. Все были очень пьяными, Валера и Инна явно пошатывались. А Максим, кажется, и вовсе не смог бы встать, даже если бы захотел. На столе стояли пустые тарелки и пепельницы. Кажется, они теперь курят прямо здесь. Наконец, за спиной Марины все еще мирно спал Дима, он был абсолютно голый.

— Зачем вы раздели Диму? — спросила Марина.

Что-то закрыло свет.

— Стоп-стоп-стоп, можно я? — спросила Инна.

— Валяй.

Вспышка, боль, пощечина.

— Как надо обращаться к старшим? — спросила Инна.

— Товарищ начальник, — ответила Марина.

— Мне не нравится, вообще-то. Называй меня просто Госпожа.

— А меня Хозяин, — подал голос Максим.

— А меня — Властелин, — предложил Серега.

«Господи, это всё не так. Почему всё не так? Это же мой день рождения».

— Госпожа, зачем вы раздели Диму?

— Потому что нам стало скучно, и мы решили выяснить, у кого из всех самый большой член.

— У Сергея, госпожа.

— Ха! Выпьем за победителя, — воскликнул Сергей.

Инна застыла в изумлении.

— Блин, а ведь и правда, она видела все ваши хуи, мы могли просто ее спросить.

— Во-первых, не просто видела каждую из наших пиписек в бане, а принимала полно... порно... размерные агрегаты в рот, — сказал Валера.

— Потому что она хуесоска, — объяснил Максим.

— А во-вторых...

Инна подошла к Марине и присела рядом с ней на диван.

— Катенька, солнышко, а почему тебе так сильно нравится брать хуй в рот? Мне вот вообще не нравится.

— Потому что это очень возбуждает, Госпожа. Это ощущение наполненности, доверия и подчинения, и, я не знаю...

— Просто она хуесоска и спермоглотка, — добавил Максим. — Ей по кайфу. Целый день у меня сосала... А я так и не кончил ей в рот.

— Ты достаточно обкончал ей лицо, Максим, не наглей, — сказала Инна.

— А я вообще ей в рот не давал, — пробормотал Сергей.

— Ха! И тут обосрался, — рассмеялся Валера. — Ей даже Инка в рот дала, а ты нет, старый пердун.

— Что, правда? — спросила Инна.

— Угу, — кивнул Сергей. — Я человек простой, без этих ваших приколов.

Марина рассмеялась.

— Что такое, Катенька?

— Ничего, Госпожа.

— Что, думаешь, нужно взять Сережин хуечек в рот?

— Ну прям уж хуёчек, — пробормотал Сергей.

— Я здесь, чтобы выполнять ваши желания, Госпожа, — улыбнулась Марина. — Если кто-то хочет выебать меня в рот, он может выебать меня в рот.

— Слова настоящей хуесоски, — отозвался Максим.

— Сереженька, хочешь выебать Катеньку в ротик?

— Всегда готов, — отсалютовал Сергей. — Сегодня я готов к экспериментам. Всё ради именинника.

— Пусть она сначала ему хуй поднимает, он пьяный в говно, — сказал Максим.

— Катенька, иди, пососи у дяди Сережи.

Марина собралась с силами и встала с кровати. Она подошла к Сергею, взяла его за руку и повела за собой на диван. Усадив «дядю Сережу», она стянула с него трусы и взялась облизывать его вялый, пахнущий спермой член. Выходило не очень.

— Госпожа, мне нужна помощь.

— Даже не думай, сучка, — поморщилась Инна. — Я не буду трогать его мерзкий хуй.

— Эй, — возмутился Сергей.

— У меня просто пересохло во рту, госпожа, — пояснила Марина. — Нет слюны.

— Конечно, я тебе помогу, Катенька. Ты такая молодец сегодня, — Инна подошла к Марине и наклонилась над ней. — Открой свой блядский ротик.

Марина закрыла глаза и открыла рот. Инна плюнула в нее изрядной порцией слюны.

— Я тоже помогу, — сказал Максим, наклонившись к Марине. — Пасть ко мне, сука.

Он попробовал плюнуть, но сам не смог собрать достаточно слюны. Валера же смачно харкнул на лицо Марины и хотел растереть рукой, но вспомнил, что девушка вся покрыта спермой.

— Фу, блядь, уебище.

Сергей тоже наклонился к Марине.

— Мариночка, девочка, у меня тоже для тебя кое-что есть, — прошептал он.

— Это слюнка, папочка? — тихо спросила Марина и выставила язычок.

Сергей пустил вязкую аккуратную струю в рот девушки.

— А теперь соси мой хуй, Мариночка.

Марина стала распределять смазку по члену Сергея. Она облизывала его головку, посасывала член, покусывала, но это определенно не помогало. Марина не хотела использовать образ «девочки» при всех, чтобы не выставлять Сергея в плохом свете. Вместо этого она полностью легла грудью между ног Сергея, закрыв его внутреннюю часть бедер от окружающих. Инна с Валерой сидели на диване, где спал Дима, и точно ничего не могли видеть. А Максим, кажется, просто отрубился. Марина собрала пальчиком еще слюны и незаметно просунула руку под ягодицы Сергея. Она нашла задний проход мужчины и стала его нежно массировать. Сергей от удивления немного привстал, но осмотрелся, улыбнулся и, погрозив Марине пальцем, вернулся в прежнюю позицию.

Марина продолжала массировать анус Сергея, и его член начал расти.

— Мариночка, можешь выйти со мной на минутку?

— Ага, — кивнула Марина.

— Эй, вы куда? — спросила Инна.

— Сейчас вернемся, — отмахнулся Сергей и потащил Марину за собой. — Покурить.

Они, и правда, вышли на крыльцо. Сергей поставил Марину на колени, развернулся и, нагнувшись, представил ей свой покрытыми толстыми черными волосами зад.

— Вылижи мне попку, доченька, — попросил Сергей.

«Уже доченька?».

— Да, папочка, — сказала Марина и, раздвинув ягодицы мужчины, принялась вылизывать его задний проход. Сергей держался за перила, вертел задом, как похотливая сучка и дрочил себе свободной рукой.

— Тебе нравится вылизывать задницы старых мужиков, доченька?

«Господи, блядь».

— Да, папочка, они так забавно пахнут.

«Кажется, я уже слишком пискляво отвечаю».

Она еще сильнее вцепилась в ягодицы Сергея и стала трахать его зад своим языком. В конце концов он развернулся и подставил ей к лицу свой огромный член.

— Нет, я не буду тебе сосать, стоя на коленках, как девочка в бантиках из твоих фантазий, — сказала Марина. — Кроме того, так никто ничего не увидит. Мы пойдем внутрь, и ты выебешь мою глотку своим здоровенным хером. И только попробуй представить на моем месте маленькую девочку, ты грязный старый извращенец.

— Подожди, Мариночка, — Сергей схватил ее за руку.

— Что?

— Как именно ебать в рот? Я никогда не пробовал.

«Марина, возьми себя в руки».

— Как в пизду, Сережа. Представь, что мой рот — это пизда. Пошли, здесь холодно.

В комнате Марина самым уверенным на свете шагом прошла к дивану и устроилась на нем, свесив голову и задрав ноги на спинку. Максим спал. Валера ебал раком Инну на соседнем диване. Марине было наплевать. Она открыла рот и молилась всем демонам, чтобы Сергей просто зашёл в комнату и выебал её в рот самым большим на свете членом.

Он зашёл, и он вставил свой хуй ей в рот. И стало ей хорошо.

«Волна... Волна.... Волна... Море дышит вверх-вниз. Я сегодня как море, которое дышит через нос, между толчками, размеренно и плавно, постоянный ритм. Волны ускоряются и замедляются, ускоряются и замедляются, маленькие и большие. Но сегодня — сегодня в море неспокойно. Гигантский девятый вал взад-вперед, взад-вперед, взад-вперед. Его гребень, его вершина проникает в самую глотку, но не с особым усилием, вдаливая лицо в живот, а просто потому что он настолько велик, что ему не нужно особых усилий, он просто должен быть в глотке. Взад-вперед, взад-вперед, взад-вперед. Этот вал, говорят, если сорвется с цепи, может принести много вреда. Может даже смыть в море маленьких девочек с белыми бантиками. Да, папочка? Взад-вперед... Почему ты не двигаешься?».

— Слезь на секунду, Серег.

— Что такое?

— Мне надо кончить.

— Кончи в Инку.

— Она не на таблетках.

— Кончи ей в рот.

— Она не может, ей противно. Слушай, дай я в эту блядь солью, потом еби её дальше.

— Вечно с тобой что-то не так... Мариночка, котеночек, я прервусь на секунду, Валера тебе в ротик спустит, и мы продолжим, хорошо?

— Хорошо.

— Что ты с ней так сюсюкаешь? Шире рот открой, я не хочу пол запачкать. И в тебя засовывать не хочу, ты блядь поносная. Без обид, братиш.

— У всех разные мнения, Валера. Кончил? Отлично. Продолжаем...

«Чем ближе к берегу, тем больше пены. Волны взбивают пену, слюны и спермы, удовольствия и унижения, как пестик в ступке, каждый ингредиент размельчить, размешать, уложить правильно, на самую-самую глубину. А наверх поднимается пена. Она переливается через край, течет по щекам, падает с ресниц, как слезы. Почему каждый раз слезы? Почему любой вид секса не вызывает столько слез? Мы плачем не от боли. Если мы ищем там ответ, там нет боли. Мы плачем не от удовольствия, потому что слезы никогда не идут с наслаждением. Мы плачем не от унижения, потому что в унижении мы находим смысл. Мы плачем от радости. Потому что волна находит море. Потому что море не должно быть без волн, потому что тихое мире — это самое страшное. Это маленький миг перед самой страшной бурей. Тихо, тихо, еще тише. Почему так тихо? Это значит, что надвигается шторм?».

— Бляяяяядь, как?! Что это такое? Как ты мог? Скотина, ты скотина! Ненавижу! Пока я спала!

— Мариночка, котеночек, тут Ксения выбежала и, кажется, они с Максимом ссорятся. Может, нам стоит продолжить в каком-то другом месте?

— Дядя Сережа, неужели ты не понимаешь? Ты не понимаешь, что это самый лучший, самый восхитительный, самый необыкновенно чудесный, самый блядь, охуенный секс в твоей никчемной жалкой бессмысленной жизни, ты престарелый кусок говна? Даже если конец света наступит, не вздумай, блядь останавливаться, потому что это первый и последний для тебя глубокий минет!

«Вдох-выдох. Вдох-выдох. Успокаиваемся. Возвращаемся. Весь мир горит, весь мир рушится. А меня просто ебут в рот. Почему когда говорят, что ебут в рот, это что-то плохое? Почему так глупо? Почему самый восхитительный хуй достается самому жалкому человеку? Почему самая талантливая, самая целеустремлённая, самая искренняя хуесоска, спермоглотка, подстилка, шлюха и, как он там сказал.... блядь поносная (какой абсурд) для своего настоящего, секретного и истинного дня рождения выбирает компанию полных и законченных жалких безнадежных скучных дегенератов? Почему все так несправедливо? Почему я просто не могу пососать член? Просто взять красивый член и пососать? Почему я должна сперва вырасти, закончить школу, выйти замуж, получить степень, провести размещение акций, выиграть выборы, и даже тогда я не могу нормально пососать член? Я хочу, чтобы президентшу Америки застукали за тем, что она отсасывала стажеру. И все скажут «бедный стажер». И все скажут, ну конечно, она ходит и сует себе все члены в рот, она же президент Америки. Ведет себя, как Марина. Просто сосет хуй. Налево и направо. Потому что это круто. Я просто сосала хуй. Мама, я просто сосала хуй. Мама, пожалуйста. Почему мне нельзя сосать хуй?».

— Почему она сосет твой хуй?

— Друг, она сама попросила.

— Какой друг, как ты вообще можешь? Марина, ты почему молчишь? Почему ты молчишь, Марина? Остановитесь. Почему вы не останавливаетесь.

«Потому, Димочка, что я просто сосу хуй. Почему мне нельзя пососать хуй? Почему тебе можно засовывать свой хуй в мой рот, в Наташин рот, в рот твоей одноклассницы, которую ты давно не видел, в рот твоей первой любви, чтобы показать ей, что она потеряла, в рот твоей, блядь, Димочка, сестры, пока она в жопу пьяная, ты мерзкий уебок, в рот несчастного Мишеньки, потому что ты в жопу пьяный, конченый ты гандон... В какой еще рот ты не засовывал хуй, чтобы понять, наконец, что у тебя был под боком самый лучший, самый влажный, самый мягкий, самый обволакивающий, самый лучший для глубокой ебли рот? И так и не понял. Если ты, Димочка, мой милый Димочка, как ты думаешь, создан, чтобы засовывать хуй в рот, то и я создана именно для того же — чтобы засовывать хуй в рот. И когда двое таких уникальных людей встречаются, когда ключик и замочек так идеально друг другу подходят, твой прекрасный идеальной толщины симметричный с прелестной головкой и запахом апельсина ключик и мой широкий и мягкий, с широким и приятным язычком, гладким небом и врожденным, Димочка, блядь, врождённым! остутствием рвотного рефлекса замочек, когда они встречаются, то не нужно совать свой апельсиновый ключик в рот этой кривозубой с обвислой грудью Наташи. Ты просто не понял, Дима. И да, у тебя ключик ничуть не хуже Сережиного. Просто у него он немного влево изогнут, и это дает мне новые необычные ощущения. Так ты это называешь, Димочка? Что-то новенькое. Ты плачешь, Димочка? Не плачь, Димочка, сейчас я проглочу ведро спермы Дяди Сережи и поцелую тебя. Дядя Сережа уже спешит. Он уже бежит ко мне, с толстой палкой на ремне... Или как там было?».

— Мариночка, котеночек, я сейчас буду кончать. Аах! Ты слышишь?

— Фыффы вы!

«Слышу, блядь».

— Девочка моя, я не буду тебе кончать в ротик, это может быть неприятно. Ааах! Я сейчас вытащу и кончу тебе на сисечки.

— Гыыгвывы!

«Не вздумай!».

— Да-да, я слышу тебя, ласточка! Сейчас вытащу и кончу на сисечки. Сейчас, секунду.

— Гы-гы-глы-вы-фы-фы-фы-глу-ды-глы-гааа-гаааф.

«Только попробуй! Я отрежу твой хер и затолкаю тебе в твою грязную извращенскую задницу».

— Серега, не надо. Кончи ей в горло. Ей так очень нравится.

— Правда? Ну, тебе виднее, это твоя девушка. Я, конечно, ебу ее в рот сейчас, но это же в честь дня рождения. Спасибо, что привел ее сегодня.

— Бы-бы-бы-вы-фы-фы.

«Спасибо, Димочка»

— Пожалуйста.

«И вот он, вот он, вот он, этот самый глубокий в мире момент, когда море, упершись в дамбу, стучась в неё пять, десять, тридцать, шестьдесят, девяносто минут, насилуя бетонный изгиб своими яростными волнами, почти, почти, почти перехлестывая... всё же... перехлестывает, и расходится, разливается, излучается в разные стороны брызгами, потоками, струями, фейерверками, унося старые газеты, пакеты из супермаркета, зазевавшихся собачек, толстого продавца хот-догов и, конечно, как без этого, милых маленьких девочек. А особенно девочек, которые просто шли по улице, радуясь каникулам и мороженому на палочке, и кое-что кое-где увидели. Просто лавочка в парке. Просто студенты. 12 августа. Просто обычный день».

— Просто обычный день, — сказала Марина, отдышавшись.

— Ну ничего себе, — рассмеялся Сергей, вытирая член о щеку Марины. — Весело вы, молодежь, живете.
421
0
00
Добавлено:
23.10.2023, 09:58
Просмотров:
421
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2023 sexbab.com – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама