Растленная Мама. Часть 5

Произнеся слова, о сути которых я так мечтал все последние недели, мама остановилась посредине комнаты и перенесла вес на одну ножку, выдвинув противоположное бедро в одну сторону и чуть склонив тело в другую. Ее сексуальная фигура приняла еще более напоминающую гитару форму, которую украшали густые распущенные волосы и красивое, маняще улыбающееся лицо, вдобавок мама сексуально прикусила губку.

В голове громко заиграл победный марш, но в первые секунды я онемел и был реально ошеломлен происходящим, настолько, что ослаб в ногах и присел. Но летний практический опыт сразу же поднял меня с кресла обратно и я, сделав шаг к маме, только в этот момент заметил и понял, что и она смущена просто до запредельного уровня! Мама улыбаясь кусала губы не для сексуального эффекта, как мне сначала показалось - а жутко стесняясь того что делает.

— Мама… конечно, … - сипло выдохнул слова, но со следующим шагом не спешил, - да, хочу!


Последняя фраза получилась не такой хриплой, как начало, и уверенность в моем голосе явно понравилась маме.

— Хочешь значит!.. – многообещающе улыбаясь она облизнула верхнюю губу, быстро переместилась, щелкнула выключателем, и в комнате стало довольно темно, теперь ее освещали только слабый свет из коридора и луны с улицы, - ну раз правда хочешь, то...

Света было более чем достаточно, да и глаза быстро привыкли, так что я не упустил момент, когда мама, вернувшись на центр комнаты, медленно развязала узел на животике, после чего сразу засунула большие пальцы под пояс юбки и потянула ее вниз.

— Только давай пока без вот этого всего: зачем… почему... это все потом, ладно? – прошептала она криво улыбаясь, с заметным трудом стягивая юбку до середины широких бедер, и стояла передо мной в расстегнутой блузке и светя белыми грудями, животиком и ляжечками.

Я кивнул, в голове шумело от возбуждения и нервного напряжения, но меня очень заинтересовал узенький темный треугольник внизу плоского животика мамы, который был настолько небольшим, что сначала показалось, что на ней вообще нет трусиков, и темнеют волосики на лобке.

Но два маленьких бантика на боках и тонкие темные нити тянущиеся от них к промежности мамы, таки подтвердили наличие белья, хотя оно почти ничего собой не скрывало, точнее скрывало только самое-самое главное место.

Мне очень хотелось броситься на желанную женщину, повалить и…

Но я нутром почувствовал, что маме такое не понравится, что она хочет растянуть момент и с удовольствием включился в игру.

— Ты такая красивая… - искренне прошептал я, жадно бегая глазами по телу женщины.

Мама, чуть потупившись, стрельнула глазками, и покачав бедрами заставила юбку соскользнуть к ступням.

— Я рада, что ты тоже рад меня видеть, - тихо сказала она, и я понял, что она говорит это не мне, а лично моему довеску, который уже сильно оттянул трико на моем паху, как обычно демонстрируя завидную и абсолютную уверенность в себе и своих намерениях.

— Ты даже не представляешь, как мы рады… так рады что… - срывающимся голосом сказал я и сделал мини шаг вперед.

Мама видимо поняла, что я из последних сил борюсь с желанием накинуться на нее, она выставила вперед руки, как бы приглашая меня в объятия, и очень тихо сказала:


- Ну иди же ко мне, сынок…

— Охмамаа… - я не смог сдержать нетерпеливый стон и сделал еще шаг, но в этот, же момент она выставила перед собой ладошки, в которые я уперся грудью и которые сразу накрыл своими кистями.

— Мы не будем спешить, милый… Мы одни, время у нас есть... И для начала, просто потрогай меня немного, так, будто девочку в темноте на дискотеке щупаешь… я пока не до конца уверена, что смогу решиться даже просто поцеловать тебя… - тихо попросила мама и вышла из упавшей на пол юбочки, которую сразу отпихнула в сторону, - хотя… я хочу этого… правда хочу... но не торопи… не дави… и будь готов что откажу.

— Да щас! – ответил я, растягивая лицо в нервной улыбке, - будто я выпущу тебя из рук…

С этими словами я положил кисти на ее красивую талию и одновременно с этим мамины руки легли мне на плечи, сомкнувшись замком за шеей. Мама хихикнула и на мгновение приблизив лицо чмокнула меня в кончик носа.

— И еще... - шепнула мама, красиво улыбаясь, - давай меньше говорить... слова нам только помешают.

Я кивнул, соглашаясь, и поглаживая талию мамы подумал, что говорить вообще не о чем - надо делать!

Как по заказу по радио уже давно звучала среднего ритма лиричная мелодия, и мы стали типа танцевать, по сути, топчась на месте, стоя на пионерском расстоянии друг от друга и посмеиваясь избегали смотреть друг другу в глаза.

Мама прикрыв глазки качала головой, типа вся ушла в песню и даже немного шевелила губами, подпевая, но не делала ничего в плане меня, кроме того что кончиками пальчиков поглаживала шею и затылок – но и этого было достаточно чтобы табун мурашек бегал по моему позвоночнику туда-сюда и постепенно кучковался в паху. Еще я с радостью заметил и ощущал ее участившееся прерывистое дыхание, что намекало на то, что мама нервничает, но возбуждена.

Действительно, как в первый раз в жизни танцуя с девочкой, я начал потихоньку распускать свои подрагивающие от нетерпения руки, и пользуясь расстоянием между нами, продолжал разглядывать вожделенное и такое сексуальное тело родной матери.

Душа ликовала, и в те мгновения я действительно не стал, точнее просто и не смог бы, забивать себе голову попытками понять - что именно подвигло маму на это - мой рассказ или что-то другое – и просто наслаждался тем, что мои ладони трогают гладкую кожу любимой женщины. Кожу, настолько гладкую и нежную, что я даже чуток переживал, что мои мозолистые руки покажутся ей наждачкой. Но это быстро прошло, маме явно не были неприятны мои касания, иначе все бы уже закончилось - и я нервно вздохнув воздух, выдохнул и "прыгнул".


Сначала мои кисти скользнули чуть ниже талии и легли аккурат на бантики трусиков. Мне безумно хотелось их развязать, я даже скрипнул от нетерпения зубами, и сжав пальцами узелки посмотрел нервно хихикнувшей маме в глаза. Ведь как только мои руки тронули ее ниже талии она тоже сначала посмотрела туда, а потом на меня. Но мама сразу отвернулась, и с преувеличенным интересом принялась рассматривать шкаф, продолжая покусывать свои полные губки и двигать головой и плечами, не прекращая медленно танцевать, хотя музыка уже сменилась, и ритм был совсем другим, куда более энергичным.

Нехотя оставив в покое узелки, я скользнул руками еще ниже, и с трудом сдерживая себя от резких движений, поглаживая широкие бедра, придвинулся чуть ближе, на мгновение коснувшись своей о груди мамы. Она тут же чуть отклонилась назад, и фыркнула, но я понял, что она играет в девочку-недотрогу, что меня только подначило!

И мои медленно переползшие с бедер на попу руки, она не отпихнула, а резко коротко выдохнув еле слышно пискнула, и даже чуть вильнула жопкой, сразу же продолжив это делать, как бы подключив к танцу нижнюю часть тела.

Убирать ладошки с пухлой попки мамы ну очень не хотелось, но пора было двигаться дальше, момент было никак нельзя слишком растягивать. Несколько раз качественно пожмякав и погладив обе пухлые ягодички, мои руки, через бедра вернулись на талию мамы и не задерживаясь поползли выше, к грудям.

Я специально вел кисти по бокам мамы, под блузкой, и только добравшись до белья, уже по нему передвинул пальцы к центрам полушарий, в которые не удержавшись сильно вцепился, ощущая под кружевом тепло и мягкость весомых грудей родной женщины.

Но как только я принялся лапать их, мама перестала танцевать и чуть вздрагивая тяжело задышала, по-прежнему глядя на шкаф, при этом ее кисти вцепились в мою шею – мама неосознанно сжала ее, довольно больно ущипнув. Но я стерпел и продолжал медленно разминать её груди.

— Погоди… мне так очень стыдно... прям не могу... давай как вот так, - прошептала мама дрожащими губами и отпустив, быстро повернулась ко мне спиной, к которой я тут же прижался губами, перед этим довольно грубо, но с ее помощью, сдернув с мамы блузку, и еще сильнее ухватившись за обтянутые кружевом груди руками плотно притянул женщину к себе, на что мама мгновенно отреагировала стоном, - ох, боже… что я творю… Ах…

— Я хочу тебя мама, - хрипло сказал я, причем абсолютно случайно и сразу смутился – ведь хотел признаться в любви, но головой уже управлял не я, а половой инстинкт, впрочем, к счастью, не первобытный, а вполне себе цивилизованный и даже удивительно терпеливый, - ты сводишь меня с ума, мам...


- Дааа… Дааа... Дааа.... - ответила мама, в такт ритмично сжимающим ее груди моим кистям, и я с радостью понял, что это эхо моего извращенного желания, и мама будто дополнительно это подтверждая простонала, - Ох… Ммм… Продолжай...

Не прекращая целовать мамины плечи и шею, я все активнее мял сиськи и плотнее плотного прижимал все тело к себе, с удовольствием упираясь и потираясь стоящим членом о ягодицы еле слышно постанывающей женщины, которая повернувшись спиной, тоже начала меня трогать, протянув руки назад.

Прерывистое дыхание уже очевидней ясного возбужденной матери, ее руки, поглаживающие мои бедра и зад, ее спина которой она прижалась ко мне прогнув поясницу, и особенно попка, ответно трущаяся о член – явственно подтверждали, что она как минимум не очень против происходящего, точнее очень даже не против. Поэтому я медленно расстегнул крючки лифчика дрожащими пальцами, сделав это не с первой попытки, продолжая покрывать легкими поцелуями волосы, шею и плечи мамы.

— Ммм… сынок… - прошептала она, когда я пробежал языком по шее от плечика до ушка и слегка его укусил.

В этот момент я невольно вспомнил ехидное лицо Мариши, ранее неоднократно дразнившей меня подобным образом. Но в моих руках точно была не тетя - и эта аксиома накрыла меня очередной волной возбужденной дрожи.

— Мама… - выдохнул я, скидывая лямки с ее нежных плеч, взяв за которые медленно повернул любимую женщину к себе лицом.

Она смотрела в пол, и часто дышала носом, сжав губки в полоску. Потом они расслабились и приоткрылись, и мама тихо спросила, будто мысли мои прочитав:

— Про Маринку почему мне не рассказал?.. – в ее тоне проскользнула обида.

— Не смог, - честно ответил я, и мои руки замерли у мамы на предплечьях, - постеснялся...

— Почему? Ведь ты не стеснялся ее трахать, как и всех тех..., – мама посмотрела мне в глаза и повела плечами, - а Галя тоже твоя тетя…

Я убрал свои руки думая, что она их отталкивает, но мама, вновь дернув плечами добилась того, что ее лифчик соскользнул с них и упал на пол между нами.

Чудовищным усилием воли я удержался от того чтобы не вперить взгляд в оголившиеся груди, не отвел взгляда от глаз мамы и ответил:

— Они мне не родные. А она… это же…


- Да, это инцест… - произнесла мама и соблазнительно улыбнулась, - и что?.. это тебя остановит?..

Это прозвучало с интонацией типа «инцест – дело семейное» и послужило для меня оглушительным выстрелом стартового пистолета.

Я моргнул и посмотрел на груди родной женщины и почти сразу, не задумываясь, действуя рефлекторно – положил на них свои руки снизу, буквально взяв в ладони, да так – что, чуть приподняв ощутил их нежность и весомую упругость, и большими пальцами нажал на колышки сосков, вдавливая их в сиськи как кнопки!

Мама чуть вздрогнула и произнесла что-то нечленораздельное, но я не разобрал и собравшись переспросить, поднял голову посмотрел на нее.

Ее лицо было красным как вареный рак, она не смотрела мне в глаза и даже слегка отвернулась. Руки мамы бессильно повисли вдоль тела, но она не сделала ни малейшего движения от меня и тогда я наклонился и погрузил твердый колышек большого темного соска в свой рот.

— Ааахмм… - красиво простонала мама и ее кисть мгновенно легла на мой затылок притягивая к сиське намного плотнее, - сильнее… сильнее…

Я втянул в рот сосок и стал сильно его сосать, понимая что делаю маме больно, но она продолжала вдавливать мое лицо в свою сиську и стонала прося еще… Мелькнула мысль что мама мазохистка, ведь как только я увлекался с сиськами Нади - та тут же давала мне по роже, не сильно, но отрезвляя, говоря что делаю ей очень больно.

С трудом отлипнув от одной груди, я припал ко второй, при этом вцепившись в ягодицы мамы обеими руками. Она сдавленно стонала, дергалась, но не прогоняла, а когда решившись усугубить я отстал от ее грудей и выпрямился, услышал тихий голос:

— Это моя слабость… я люблю, когда соскам немного больно… - призналась мама и замолчала.


Мы стояли очень близко, настолько, что чувствовали жаркое дыхание друг друга. Мама покраснела еще сильнее, но ее дрожащие губы так сильно манили, что я больше не смог удерживать эту границу.

И все же умудрился не напасть, а именно нежно поцеловать эти пухлые алые губки, но сразу глубоко, продолжая сдерживать желание отдаться страсти – сполна насладился дурманящими голову движениями губ и языка мамы, которая обхватив мою голову даже не кистями, а предплечьями, мыча и постанывая отвечала на мой поцелуй.

С каждой секундой он становился все более страстным, мои ладони гуляли по всему телу мамы, осознанно кроме промежности. Я прижимал ее к себе за ягодицы продолжая жадно целовать женщину - которая и сама ко мне прижималась, вдобавок на время подняв одну ножку и как бы обняла ею мои бедра, при этом прижав свой лобок к моему уже трескающемуся от натуги члену.

Через минуту мы замерли и простояли так еще одну, уткнувшись лбами в шеи друг друга. Я чувствовал ее жаркое дыхание, и нежно поглаживая попку лихорадочно думал о том, что делать дальше – заваливать маму на пол или поднять на руки и нести на кровать, сразу трахнуть или сначала отлизать… ведь хотелось все и сразу!

Но мама опередила меня. Чуть оттолкнув она медленно опустилась на корточки, и перемещаясь на колени стянула с меня штаны вместе с трусами. Разумеется я даже не подумал препятствовать, а наоборот, нетерпеливо задышал сквозь сжатые зубы.

— Ну, здравствуй, красивый член моего сыночка… - прошептала она, взяв ствол прохладной ладошкой, - какой ты большой... и твердый...

Меня будто ударило током, я вздрогнул и почти кончил, каким-то чудом удержав поток, а хихикнувшая мама, привлекла мое внимание к тому, что на кончике залупы появилась небольшая, размером с горошинку - капля спермы.

Мамин палец было потянулся к ней, но она передумала и не стала трогать, а положив вторую руку на мой яички, принялась разминать все имущество, время от времени поглядывая на мое явно сильно перекошенное от счастья и удовольствия лицо.

Около минуты мама нежно дрочила орган, еле-еле касаясь его пальчиками и глядя то на него, то в пол, то на меня. Потом она некоторое время смотрела только на член, обдавая его горячим дыханием, затем ее руки остановились.

Мама носом, медленно и шумно втянула в грудь воздух и резко выдохнув ртом, быстро подняла голову и посмотрела на меня долгим взглядом, чуть улыбаясь и сделала движение подбородком вверх – как бы спрашивая у меня разрешения.

Конечно я покивал в ответ, мелкими такими движениями, больше похожими на крупную дрожь, но мама поняла. Ее красное лицо покрылось белыми пятнами, когда она снова перевела взгляд на член и потянула мой каменный стояк вниз, как бы параллельно полу. Одновременно с этим она подалась вперед и…


… мама не лизнула, а именно провела головкой моего пениса по своему рту! За секунду до этого замерев и широко открыв губы, выставила свой юркий язычок совсем чуть-чуть за пределы нижней – но этого хватило, чтобы скользнувшая залупа оставила на нем ту самую каплю спермы.

Я застонал, меня буквально затрясло от нетерпения, но мама и не собиралась долго мучить сына.

И как только член, коснувшись ее рта, пошел обратно наверх, она уже именно сама, языком сделала медленный смачный лизок по уздечке, так что даже чавкнула при этом.

— Все, сынок… - обожгла мама мою залупу своим прерывистым дыханием, - теперь пути назад у нас нет…

— Люблю тебя, мама… - проскрипел я, и нежно провел рукой по ее волосам.

Через мгновение весь мой довесок полностью погрузился в рот родной женщины, при этом я не сдвинулся ни на миллиметр – мама все сделала сама!

Но мысль удержать не смог – «Да, моя мама однозначно умеет делать глубокую глотку» - мелькнул у меня в голове ответ на тот провокационный вопрос Марины.

Невозможно передать то, что чувствуешь, когда самая дорогая и любимая на свете женщина – делает тебе минет! Тем более, когда она делает его так, будто отсосать сыну мечтала всю свою жизнь и наконец-то получила эту возможность!

Мама сосала плавно качая головой, явно не напрягаясь втискивала член в булькающую глотку и без паузы и кашля спокойно продолжала сосать, сильно сжимая ствол губами, громко чавкая и хлюпая слюнями. При этом она так стонала, будто член был не в ее рту, а в вагине, и я даже подумал – что же будет когда он действительно туда войдет?

Эта мысль чуть не прорвала плотину, я снова собрался кончить, и всего пару минут пососавшая мне мама, все поняла и, выплюнув член, буквально упала назад, на пол, медленно и грациозно раздвинув свои длинные ножки.

— Во моем рту твоя сперма уже была… - хихикнула она, - остальное прошу оставить тут!..

Ее пальчики недвусмысленно потирали щелку через ткань трусиков, но, несмотря на это, уже сделанный минет и принятую позу – лицо мамы было таким смущенным и красным, что не будь я перевозбужден, то предложил бы ей еще подумать, прежде чем делать, то от чего она теоретически сгорит от стыда. К счастью я этого не сделал.

Больно ударившись коленями в пол, я рухнул вниз, и стоя меж ножек мамы уже сам раздвинул их шире обратно – мама инстинктивно начала было их сводить. Она подчинилась, оперлась на локти и лежала, криво улыбаясь, но я заметил ее приглашающий кивок.

Долгожданный момент настал, и я, вцепившись сразу в два бантика трусиков пальцами, потянул, развязывая. Они не поддались, и я резко потянул намного сильнее – в итоге просто их оторвав.


- Завязки были декоративными… - весело хихикнула мама, - трусики мне испортил… такой страстный!

Действительно, лишившись бантиков веревочки, разъединились, и доступ был свободен. Я даже не стал трогать лоскут ткани рукой, а просто окончательно отодвинул его членом, которым специально ткнул чуть выше чем следовало.

— Ммм… Ах… - отозвалась мама на касание и ее бедра сильно сжали меня, - О, боже… в меня сейчас войдет родной сын…

Хитрая физиономия Марины больше не появлялось – я видел только красное от смущения и очень красивое лицо своей настоящей родной мамы. Которая смотрела мне в глаза своими зелеными очами и подбадривая еле слышно прошептала:

— Давай, сынок… я хочу тебя… и готова… Ааах!..

Выражение лица любимой мамы, в то мгновение, когда мой член впервые вошел в ее киску, навсегда запечатлелось в памяти. Красивое личико исказилось, но эта гримаса, была такой томной и эротичной, что искривившиеся губы, открывшийся рот и полузакрытые глаза мамы – навсегда стали самым прекрасным, что я видел в своей жизни!

И это лицо, так искажалось каждый раз, когда я вбивал в маму член, вдобавок из ее хватающего воздух ротика, полились такие громкие стоны, что дальнейшее я помню, как в тумане, но таки помню, как самый сладкий на свете сон!

Я смотрел на нее и двигал бедрами в бешеном темпе, буквально вколачиваю великолепное тело родной матери в ковер. Её вагина была очень влажной, горячей и пульсирующей, и я всаживал в нее член с такой силой будто хотел вернуться туда целиком – и даже слышал хлюпающие звуки, прорывающиеся сквозь шлепки плотно соприкасающихся тел.

Боковым зрением я заметил и запомнил, что как только я включил свой выносливый молот, мамины ножки сразу поднялись к потолку, обеспечив еще более глубокое проникновение, и качались в воздухе в такт фрикциям которые я обрушил на худощавую фигурку, распластавшуюся подо мной, раскинув руки в стороны, но всё же отвернувшую лицо!


Но я по-прежнему видел, как страсть и удовольствие отражается на нем, и не спуская глаз с лица мамы, продолжал ее трахать, постоянно подползая выше, ведь сексуальное тело от моих толчков слегка отодвигалось от меня.

Я чувствовал покалывание ее коротко остриженного лобка, и это новое ощущение заставляло меня еще плотнее всаживаться в маму, вжимаясь всем телом в ее промежность! Мама только стонала, но спустя пару минут ее вдруг капитально прорвало:

— Аах… сынок… Боже… Как хорошо… Ааах… Господи… Ты меня… Ты меня… Ты во мне… Ох… Как же… Да… О, боги… Я не… не могу… Я сейчас… Сынок!.. Ты… Ты… Да… Да… - голосила мама и не останавливаясь, продолжала говорить сквозь стоны, - Аах… Да… Мне… Мне… Яаа… Яаа… Сын… Мой сын… Меня… Ааааа…

Чтобы прервать этот поток причитаний я засунул в говорливый рот сразу два пальца, и через секунду с удовлетворением ощутил, что мама начала их посасывать…

...и тут же произошел атомный взрыв!

Первой взорвалась мама! Ее тело дёрнулось и сильно выгнулось подо мной, приподнимая и мое навалившееся на него тело! Через мгновение я понял, что уже кончаю внутрь своей родной женщины, которая тоже это ощутив, еще сильнее задергалась, настолько активно, что чуть не сбросила, но я удержался и продолжал, изливая семя изо всех сил вбивать член в ее горячую дырочку!

Ощущения зашкалили, я кончал и кончал в кончающую вместе со мной маму, которая в голос кричала и точно не от боли! В реальности прошло секунд десять-двадцать, а в моей памяти длилось вечность… и я очень хотел чтобы это не прекращалось!

Когда мы, наконец, замерли, я приподнялся, но смог удержать свое тело только пару секунд, и обессилено рухнул обратно на маму, которая сразу обняла меня руками, и в этот же момент почувствовал, что ее ножки, которые просто лежали рядом с моими – очень сильно дрожат! Можно сказать - дергаются в спазмах!


- Мама… я так тебя люблю… - прошептал я, утыкаясь в шею постанывающей женщины, - очень люблю…

— Я это почувствовала… Так почувствовала… что сейчас помру… Так хорошо… Ух… Вот это ты дал…

— Это ты дала… - фыркнул я.

— Ну да… значит – вот это ты взял!.. – хихикнула мама и вновь тяжело задышала, гладя меня по спине, потом вдруг ущипнула, - слезай… задыхаюсь.

Я тоже с трудом переводил дыхание, похоже, пока я сбивал дыхание мамы своими яростными фрикциями, сам дышать забыл.

И немудрено – ведь я впервые занимался сексом со своей мамой, самой родной и любимой женщиной на всей планете!

— Вопросов нет… нам понравилось! – внезапно утвердительно произнесла мама и кряхтя поднялась, тут же закрыв лицо руками, - ух… ну мы и натворили дел… но да… ведь нам обоим понравилось?..

— Это очень, очень, мягко говоря… - прошептал я и потянул ее к себе обратно, - не уходи…

— Погоди, я быстро припудрю носик, и вернусь... в постельку, - с намеком мотнула головой в сторону стены мама и вышла, по-прежнему стыдливо пряча от меня свою улыбающуюся физиономии.

Я это заметил, и хотя тоже был немного смущен, все-таки не абы кого трахнул, а собственную мать – понял, что улыбка мамы была не менее счастливой, чем моя.

Поднявшись, прошел в родительскую спальню, где стояла огромная двуспальная кровать, конкурировать с которой мой удобный, но одноместный диван никак не мог, хотя и у него были свои плюсы.

Осмотревшись, радостно хмыкнул, на тумбочке стояло вино и бокалы, а кровать была застелена темно красным бельем, явно новым, но особенно мне понравилось, что еле видный узор, покрывающий всю простынь, оказался очень мелким и многократно повторяющимся словом – «Love».

Что однозначно значило – все идет по плану. Плану мамы.

Сходившая освежиться она вернулась совсем другой. Я понял это скорее интуитивно, ведь внешне она не изменила, разве что перестала быть такой румяной от стыда, хотя излишняя краснота щек была еще заметна.

— Отдохнул, сына? – спросила она, падая рядом со мной на постель, - я ведь еще хочу!

Я притянул ее к себе и поцеловал, а мама незамедлительно взяла в руку мой быстро встающий орган и подрачивая поинтересовалась:


- Отсосать? Или сразу на меня залезешь? Я вся горю, поэтому за второй вариант, но если хочешь, то подожду и поласкаю тебя…

Тон тоже стал другим, она говорила так, будто мы уже давно были любовниками, и вопрос потрахаться для нас был очень любимым, всегда желанным, но уже совершенно обычным делом. Не задумываясь, я простодушно озвучил ей свое умозаключение. Мама рассмеялась.

— А ты чего ожидал, Витя? Мы стали любовниками! Целовались, щупались, я взяла твой член в рот, а потом ты просто затрахал маму прямо на полу… - широко улыбаясь перечисляла она, - у нас теперь совсем другие отношения, ты мой мужчина, я кончила сама и приняла твое семя и буду вести себя соответственно…

— Понял. Тогда пососи, но недолго, - счастливо улыбнулся я, задним числом еще раз осознав случившееся.

— С удовольствием, малыш, - проворковала мама и принялась за дело, успев шепнуть, - было классно, но спине моей не поздоровилось… Ммм…

В этот раз мама ни разу не взяла в рот ствол члена, но зализала его полностью, и так сосала головку, что я чуть не кончил, так что уже через пару минут попросил:

— Мамуль, хватит… дай я тебя полижу… - во время куни я всегда немного остываю, и часто использовал его для того чтобы охолонув продлить секс с деревенскими любовницами.

— Ну нет! – неожиданно отказалась мама.

— Почему? – я реально удивился, еще ни одна женщина не отказывалась от куни.


Но мама тут же все вопросы закрыла, впрочем, подобное уже было.

— Потом! А сейчас член мне дай! Раком хочу! Давай сынок, от души давай… - сказала она, быстро становясь на четвереньки, - ну же…

— Ты давай! – вновь поправил ее я, пристраиваясь.

— А я что делаю? – весело поинтересовалась она, - На! Аах…

Второй секс с родной мамой я запомнил куда лучше, хотя мы так и не сменили позу – и десяток минут я в разных темпах шатал маму сзади, млея от восторга, слушая красивые стоны, громкие крики, глядя на ее шикарное тело и особенно попу, которая расплющивалась о мой пах!

Когда я уставал, и сбавлял темп, мама сама накатывалась на член, причем делала это даже энергичнее чем я, когда сотрясая ее тело, работал на приличной скорости.

Было просто непередаваемо хорошо, но и хорошее рано или поздно заканчивается – и я вновь наполнил родное лоно своими сперматозоидами. Незадолго до этого вновь слушая речитатив разных страстных фраз и пошлых восклицаний, и понял - что такое с мамой творится аккурат перед оргазмом. И мамины ножки вновь долго тряслись, когда мы после просто лежали на боках, лицом к лицу и молча улыбались, поглаживая друг друга.

И в момент нашего такого великолепного молчаливого единения я реально чуть не умер, от инфаркта или еще чего-то подобного ведь в комнате раздался голос, который не принадлежал никому из нас:

— Ага… - тихо, но торжествующе произнес он, - я так и знала, что застану вас в постели, извращенцы!..

Вздрогнув и повернув голову, я увидел хищно улыбающуюся Марину, которая стояла руки в боки, и не отводя глаз насмешливо смотрела на маму.

— Марина... – сипло прохрипел я, но таки с облегчением, ведь нас застало далеко не самое худшее из возможных зол.


- Да, это я… - ехидно фыркнула она, не глядя на меня, - ну что, Танюша, как тебе член родного сына, шалава?

— Охуенный член! – мама быстро отошла от шока и даже весело улыбалась, говоря, - тебе ли не знать, как хорош мой сын в постели, розовая прошмандовка?

— Да, это так, - Марина наконец-то посмотрела на меня, - но мне простительно, я всего лишь тетя, а ты - мать, как ты могла?..

— По-разному, взяла в рот, потом дала на спине и встала раком, но мы только начали, - невинно усмехнулась мама, - непонятно только тебе-то что?

— Мне? Хм... Дай-ка подумать… Ты знаешь, а я ведь по твоим глазам поняла, что ты готова к последнему шагу! – торжествующе произнесла она, - извращенка, сыну отдалась! Ха-ха, как думаешь, что скажет на это твой муж?

— А я по твоим глазам поняла, что ты придешь, поэтому закрыла дверь на ключ, а не на задвижку, - спокойно улыбнулась мама, - а насчет мужа – так ты у него и узнай, когда снова потрахаться соберётесь, сегодня, например, чего ждешь?..

Марина оторопела и несколько секунд не знала, что ответить.

— Я знаю про вас с ним, причем с самого начала знаю, - продолжала добивать сестру мама, - он сам спросил у меня разрешения, и мы специально делали вид, что это все тайно, ведь так было интереснее.

На Марину стало жалко смотреть, она поникла, побледнела и стала нервно мять пальцы рук, переводя взгляд с меня на маму и обратно, при этом явно лихорадочно думая.


- Отдай мне его… - попросила она и облизнула пересохшие губы.

— Витю? Ни за что! – металлическим голосом отрезала мама.

— Нет, Сергея! – взвизгнула Марина и на ее глазах появились слезы, - зачем тебе два? Тебе Витя, мне Сережа… я люблю его. Очень люблю… Давно.

— Я знаю, - спокойно ответила мама, и посмотрев на меня хитрым взглядом сказала, - ишь какая, папку твоего отжать у нас хочет.

— Эээ… - пожал я плечами.

— Вот именно, захочет - сам уйдет! - согласилась со мной мама и рассмеялась, - Мариша, ты Сергея обрабатывай, а не меня, ему же решать с кем жить.

— Отдай! – требовательно повторила мамина сестра, - ты с сыном трахаешься! Тебе не нужен муж!

— Отчего же, он полезная в хозяйстве вещь, еще пригодится, - мама покачала головой, - а ты лесби, тебе мужик нужен как временная блажь, потом опять в феминизме утонешь и выкинешь моего супруга на улицу, а я ему зла не желаю!

— Я его люблю, и хочу от него детей и семью… - жалобно проскрипела Марина, - честное слово… я изменилась.

— На члене моего сына? – уточнила мама и показала мне язык.

— Да… так и есть, - Марина посмотрела на меня демонстративно манящим взглядом, так что на всякий случай я отвернулся, благоразумно обезопасив себя, давая родным женщинам разбираться самостоятельно, - ты… пробудил во мне женщину. Правда, с Витей было хорошо…

— Подтверждаю, - вставила мама и по-хозяйски притянула мое лицо к сиськам, - и мне с сыном просто отлично. Спасибо тебе, сестренка, ведь ты нам тоже помогла, да родной?..

— Угу… - пробурчал я из грудей мамы.

— Я так и планировала же… я дам себя Вите… Наведу его мысли на тебя… Он тебя обработает... Ты отдашься ему… Я заберу у тебя мужа… и всем же хорошо? – не унималась Марина, - ведь все получилось… почему же ты?..


- Значит так, сестренка, мужа я тебе не отдам. Точка. Но пользоваться позволяю, трахайтесь и дальше на здоровье, и можешь даже родить от него, - улыбнулась мама, вальяжно раскинувшись на постели, всем видом демонстрируя удовлетворение и то, как она довольна ситуацией и жизнью вообще, - но Витя теперь только мой, его я тебе больше не дам, поняла?

В глазах Марины мелькнула и радость, и сожаление, но итог ее явно устроил. Пока устроил. Это было видно по ее хитрой мордашке.

— Договорились! – улыбнувшись ответила она, и быстро подойдя обняла сестру, сквозь слезы шепча, - прости… я пыталась не делать этого… но не смогла… прости...

— Все путем, - великодушно махнула рукой мама, прижимая другой Марину к себе, - но не всем по пути.

Марина быстро успокоившись хмыкнула, и покосившись на меня спросила у мамы нарочито блядским тоном:

— Даже отсосать Витеньке нельзя?

— Гхм… – я даже подавился от неожиданности.

— Ну может раз в год, в виде подарка на твой день рождения, я подумаю, - пообещала мама, широко улыбаясь, - если у него силы будут, в чем я очень сомневаюсь.

После этой фразы она тааак посмотрела, что я понял – перед тем как меня, возможно, подарят Марине - мама сама высосет из меня вообще все и той достанется только скукожившийся вялый червяк, который ни на что не годен.

Марина видимо это тоже поняла, и беззвучно рассмеявшись, сказала:

— Ладно-ладно, больше не претендую, хотя очень жаль, конечно… - и подмигнув мне она быстро вышла из комнаты, на ходу говоря, - продолжайте, извините что помешала....

Через несколько секунд она явно специально погромче хлопнула входной дверью, закрыв ее за собой.


Мама сразу встала, с довольным стоном потянулась, дразня меня своей сексуальной тушкой, сходила в душ, потом дошла до прихожей и задвижки, а вернувшись с разбега прыгнула на кровать и улеглась на спину, широко расставив ножки, и сразу требовательно сказала, маня меня пальчиком положив кисть на свой коротко стриженный лобок:

— Раззадорил бабу – удовлетворяй!

— Пфф… ну держись, мама… - и я с радостью ринулся в бой.

Наконец дорвавшись до родимой киски, очень долго ласкал ее ртом, дурея от аромата сладких выделений и наслаждаясь громкими стонами полностью отдавшейся ощущениям женщины, да так увлекся, что мама за волосы оттянула мою голову от своей промежности:

— Хватит… горю... сгораю просто... туши пожар давай! – нетерпеливо простонала она.

Полыхало сильно, но мой брандспойт показал себя молодцом, даже тогда, когда мама выбралась из-под меня и оседлала его! Пришпорив, она энергично скакала, но он не спешил заливать ее огонь, а наоборот, распалял, чему и я сам активно способствовал – разминая и грубо, до боли, посасывая соски молочных железы мамы, которые офигенно эротично мотались перед моим носом.

Сменив еще две позы, снова раком и снова я сверху – я таки залил мамин пожар семенем, которого было совсем немного, но хватило - и мама вновь выдала сексуальный реп и потом трусила ногами, выплывая из волн оргазма.

После этого мы минут десять молча лежали в обнимку, переваривая произошедшие события.

— Знаешь, что она мне рассказала, когда я сегодня пришла и застала ее тут? - нарушила мама сладкую негу пост ощущений.

— Наверное, про нас с ней?.. – логично предположил я, ибо это было уже очевиднее некуда.

— Именно! Такая типа, прости сестренка, я твоего сына в деревне соблазнила, он такой классный, секс был супер, бла-бла, кончала как пулемет, я была с ним как в раю, - хихикала мама цитируя свою сестру, - и хотя это отчасти правда, думаю - я сразу поняла, что она меня подначивает своим примером. А потом я ей грубо сказала, чтоб больше к тебе не лезла, она вся обиделась типа, и убежала, тоже мне актриса!..


- Но ведь получается - план Марины сработал… - задумчиво произнес я, поглаживая шикарные груди родной женщины, - и мы с ней тебя таки растлили!

— А вот и нет, сынок! – усмехнулась мама, - не вы! Меня растлили письма из деревни, в которых мне подробно рассказывали о твоих любовных приключениях и еще очень много о других, им предшествующих, о твоем отце и деде тоже.

То как мама произнесла последние слова насторожило меня, и вспомнив намеки папы, я слегка напрягся.

— А ты не… была с дедом? – через несколько секунд я решился задать давно назревший вопрос.

— Нет, конечно, - хихикнула мама, - хотя он подкатывал неоднократно, особенно в первые годы замужества, потом отстал, я ему четко дала только одно – понимание, что не обломиться!

— А я и не сомневался… - улыбнулся я и сграбастал маму в объятия.

— Сомневался! – утвердительно хихикнула мама.

— Ну да… немножко, - признал я.

— Дааа, дед в то время был очень хорош, высокий, мускулистый, красивый такой мужчина, - смеялась мама, - да он и сейчас ничего.

— Ага, - согласился я, - полдеревни перетоптал, уж я-то знаю.

— Вот и ты весь в него, такой же топтун, - фыркнула мама, нежно гладя меня по щеке, - и внешность унаследовал, и повадки, мой красавчик, мой мужчина, мой…


Не выдержав, я закрыл ее рот своим. Мы долго целовались и ласкались, а потом до меня наконец дошло, что я не уточнил один существенный момент:

— А кто письма то писал, Галя что ли? – почти уверенно поинтересовался я, вспоминая своднические потуги любимой тети, и сразу припомнил еще одну хитромордую и очень толстотелую трындычиху, - или Валя?...

— Нет, - мама широко улыбнулась, выдержала паузу и произнесла, - твоя бабушка!

— Чегоооо??? Бабушка?! – сказать, что я удивился ничего не сказать.

— Ага!

— Фигасибе… в жизни бы не подумал! – покачал я головой, - с чего бы ей…

— С того что они с твоим отцом когда-то много и часто занимались тем же самым чем и мы с тобой сегодня…

— Ох… - обмякнув, навзничь повалился я спиной на постель, - вот теперь-то мне все понятно стало…

— Тугодум! – нежно постучала мама костяшкой пальца по моему лбу, - от нее же ничего не утаишь, бабули вездесущи…

— Это да…

— Так что, пока я все лето читала истории про тебя… и про них с отцом… постепенно прониклась и растлилась, - захихикала мама, - это она меня под тебя подложила, а не вы с этой розовой дурой Мариной. Правда твои несмелые ухаживания и ее подначивания подлили масла... но огонь то уже и так горел!

— Ну и отлично! – улыбнулся я, и тут до меня снова дошло, - погоди… а отец что, тоже в курсе?!..

— Догадайся с трех раз?! – рассмеялась мама и сделала мне глазки, при этом взяв в свою умелую ладошку мой орган.

— Ну… вообще… слов нет… - я уже устал шокироваться, - я так понимаю можно уже не спрашивать, но и дед в курсе всего, да?


- Ну конечно! Я знала, папка сам рассказывал, что у него в юности были долгие сексуальные отношения со взрослой замужней женщиной из деревни, и про то что ее муж им это позволял, так что когда узнала, что ею была его собственная мать, удивилась конечно, но не то чтобы была прям поражена, - хмыкнула мама, - у меня и до этого были подозрения, уж очень он маму свою любит… прям ну очень!..

— Мда… наследственность налицо, - улыбнулся я и погладил мамину ножку, - я очень тебя люблю...

— И я тебя, родной! Хи-хи... В итоге я решилась и спросила у отца прямо, он сразу сознался, будто был готов к вопросу. Подозреваю, что его бабуля настропалила, ведь то, что он сказал мне, когда я спросила его - что будет если я тоже отдамся тебе?.. – хмыкнула мама и замолчала.

Она явно специально сделала театральную паузу, поэтому я подыграл:

— И что же он сказал?.. – и хотя у самого поджилки от нервов тряслись, член уже уверенно поднимался, чему способствовала нежная ласка мамы.

— «Этот кайф просто из другого измерения, испытать который я вам не просто разрешаю, а благословляю, и даже настоятельно рекомендую и советую - ебитесь на здоровье!», - процитировала мне мама отца нарочито низким голосом, и добавила своим, нежно воркуя, - и ведь он прав, табу просто офигенная приправа к сексу, да сынок?

— Пиздец… - вырвалось у меня, ибо я еще не до конца отошел от шока.

— Еще какой! – подтвердила мама, и игриво добавила, - может еще разик усугубим его?

— Всенепременно! – оживая, подтвердил я, и упал между широко разведенных ног родной и однозначно уже полностью растленной мамы.

P.S. - Мама оказалась женщиной очень требовательной по факту соития, но не очень выносливой по периодичности дней. Поэтому я легко с ней справляюсь, (тем более отца никто не отлучал), да так, что уже через месяц она усиленно принялась намекать на то, что мне как минимум, нужна еще одна девушка для секса. Но на ближайшую перспективу в городе я больше никого не хочу, а на дальнюю у меня есть еще одна близкородственная, при этом двойная цель.


Но это потом, может быть, если вновь повезет, а сейчас я с удовольствием имею мамочку во все отверстия, ведь она оказалась совсем не против анала, любит принимать член в попу посасывая в процессе мои пальцы, что наводит на мысль, что она таки хочет второго мужчину в нашу постель, но пока отказывается, хотя ей и отец уже на это усиленно намекает, точнее прямо говорит - у нас так заведено.

P.P.S. – Батя Марину не просто трахает, при этом пытаясь запузатить с высочайшего позволения мамы, а вскоре получил еще и бонус в виде ее подружки, тоже оказавшейся не очень упоротой лесбиянкой, то бишь имеет их одновременно, на что мне рассчитывать не приходится – мамуля именно с сестрой сына делить не желает наотрез. И в этом вопросе я ни в коем случае не пойду наперекор самой любимой и родной женщине.

P.P.P.S. - У деда в гостях я теперь бываю даже слишком часто, по его словам, ведь в другие времена года работы мало, а кормить меня дармоеда приходится обильно, мне постоянно нужно быстро восстанавливать силы, но против очень любящей внука бабули мощь предка не действует, так что терпит.

Ведь, несмотря на обладание лучшей из женщин - мамой, я просто не могу долго выдерживать разлуку с не менее любимой Галей, да и Надя меня по-прежнему очень даже манит, и к счастью у нас с ними все взаимно. С Катей больше пока не сложилось, но я планирую это исправить. И вообще решил следующим летом замахнуться на рекорды легендарного топтуна деда, и буду надеется на новую встречу с Аней и конечно Лерочкой…

И все у нас всех будет хорошо :)

Арка мамы завершена.
199
0
00
Добавлено:
6.11.2023, 08:06
Просмотров:
199
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2023 sexbab.com – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама