Онлифанс, часть 2. Самый щедрый фанат

АКТ 1

10:45

– Посмотри на меня. Да... Еще раз... Можешь... Ммм... Взять его поглубже? Еще глубже?

Я пыталась выдавить из себя все свое немногочисленное актерское мастерство, играя на камеру, но уголки губ все неумолимо и предательски ползли вверх. Я с трудом подавило эту эмоцию и сконцентрировалась на приборе своего мужа, который, казалось бы, от каждого подозрения в моей несерьезности тут же терял свою твердость. Вот и сейчас, заметив, видимо, некую смешинку в моих щурящихся глазах, кровь постепенно отходила от фаллоса, размягчая и без того уже податливую головку, упиравшуюся мне в нёбо.

– Ну что опять? – видимо, не совсем корректно проворчала я, выпуская член изо рта и с наслаждением разминая шею. – Технический перерыв?

– Саш. – стоя перед ним на коленях, я болезненно поерзала ими по ковру.

– А?

– Я скучаю по сексу. – решила сказать я в лоб. Терпеть уже было невыносимо.

– Так у нас же недавно было...

– Нет, не было. Я имею в виду настоящий секс, понимаешь? Искренний. Без камер, без вспышек, без твоих отвлечений на монитор, без этих сраных софитов. Секс, понимаешь? Секс между тобой и мной, без интернета, гаджетов. Без фанатов.

Саша перевел наконец взгляд на меня, неотрывно до этого приклеенный к экрану маленькой камеры. Несмотря на всю пикантность нашей ситуации, на весь создаваемый мною эротизм, он, все это время витающий где-то в облаках, начинал потихоньку возвращаться в реальность.

– Как насчет отвлечься от всего этого? Мы снимаем контент уже три дня подряд. И то большую часть ты рубишь в итоге.

– Надь, аккаунту нужен постоянный постинг. Ты же сама видела, как быстро улетают подписчики.

– Но у нас же был рост после тех фото на улице!

– Он был неделю назад. Они уже все рассмотрели, надрочились, устали и требуют нового. Если мы хотим выйти хотя бы от штуки баксов в месяц, нужно буквально закидывать их фотками и видео, да и с аудиторией общаться, иначе...

– И повышать градус, да?

– Что?

– Саша, я же не дура. После того бума подписчикам уже неинтересно будет снова донатить за старые фотки в знакомых декорациях. Те же позы, та же я. Правильно понимаю?

– Ну... Правильно... Я прочитал, что это лишь 50% успеха аккаунта. Надо еще рекламировать свой контент, стримить... И отвечать на сообщения...

– Мы с тобой уже говорили насчет стримов.

– Да, и я тебя не заставляю... Лицо, все такое...

– А насчет писем, ты хоть сам их читал?

– Читал.

– И видел, что они пишут?

– Делятся фантазиями.

– Там же форменные оскорбления! Там такая грязь! Саша, тебе самому приятно такое читать о своей жене? Один так вообще встретиться предложил, как какой-то шлюхе!

– Это все фантазии. ­– муж примирительно поднял руку вверх. – Они лишь делятся фантазиями, мы помогаем им в их исполнении. И для них это тоже такая игра. Они несерьезно, Надь.

– Ну они же в курсе, что я замужем, хотя бы, да?

– Ну конечно!

– Тогда я все еще решительно не понимаю, почему ты бракуешь столько фоток с собой.

– Мы же говорили об этом!

– Да нормальный у тебя член!

– Он не фотогеничный!

– А может быть, тебе хватит смотреть столько порно? И сравнивать себя с актерами оттуда?

–Так я только для насмотренности!

– Ага, насмотренности, из-за которой у тебя в итоге член и не стоит!

Я тут же поняла, что погорячилась, но было уже поздно. Саша, словно я обдала его кипятком, одернулся, закрыл камеру, поставил ее на столик и, проигнорировав мою попытку схватить его за запястье, вышел из спальни.

Я вздохнула. Еще немного размяла затекшую шею, затем начала неторопливо развязывать кожаный корсет, вздыхая еще раз, на этот раз с облегчением. Купленный в сексшопе по акции, он неприятно елозил по телу, чуть ли не царапая меня завязками. Поднялась с колен и накинула халат. И, опустошив до конца приготовленный специально для окончания наших съемок бокал вина, я вышла следом за мужем.

Он был на кухне. С ноутбуком на коленях. Завидев меня, он потянулся было закрыть его, но я жестом его успокоила, удовлетворившись тем фактом, что лицо его, бывшее злым и обидчивым в спальне, переменило свое выражение на неловкое и виноватое.

– Порно? – как можно нейтральней спросила я, наливая себе воды. Вино было довольно терпким, своим вкусом все еще сковывая язык и десны.

– Ну... Да... Будешь снова ругать?

– Да нет. Это я погорячилась. Прости. ­­– добавлять к депрессивной гамме эмоций еще и ссору с мужем в моих планах не было. Лучше пока перетерпеть, вернуться к этой теме попозже, когда мы оба будем готовы. – И какое?

– Достаточно жесткое. С минетами.

Сделав большой глоток из стакана и пожелав себе терпения, я обошла его и, наклонившись, оперлась рукой о его плечо. На экране смуглая маленькая девчонка безуспешно боролась с колоссальных размеров поршнем, отчаянно пытаясь проглотить его своим относительно небольшим ртом хотя бы наполовину. Из глаз ее текли слезы вперемешку с макияжем, а звуки, коими сопровождался данный перформанс, навевали воспоминания об ужастиках, что мне довелось посмотреть за свою жизнь. Словно желая ей помочь, актер, которому данный питон и принадлежал, давил ладонью ей на затылок, силясь буквально впихнуть невпихуемое.

– А у нее челюсть не треснет?

– О, ты еще не знаешь, куда он потом будет его пихать.

И действительно, спустя какое-то время грубая толстая дубина решила сменить тактику и попробовать проникнуть в актрису с другого конца. На этот раз дело пошло на порядок лучше.

– Тебе нравится эта актриса? Или ты просто случайное порно включил?

– Нет, я отсматриваю фильмы этого актера. Он круто играет.

– Ну я бы не сказала, что поражена его актерской игрой...

– Нет, я имею в виду позы, его движения, то, как он относится к актрисам. Согласись, он делает все довольно... Красиво.

Актер тем временем грубо схватил девушку за щеки и, притянув к себе, отправил смачную порцию слюны прямо ей в лицо. Она не успела достаточно открыть рот, чтобы словить ее, так что липкая белесая жидкость залепила ей один глаз. Зрелище было комичным.

– Ага, буду знать, что ты считаешь красивым.

– Ну ладно, тут не совсем удачно получилось. Но ты посмотри, как он ее держит, как сжимает, еще и трахать умудряется и держать при этом ритм...

Я незаметно покосилась на мужа. В его глазах, жадно прикованных к экрану ноутбука, продолжал отражаться могучий прибор актера, выпавший из основательно разработанной дырочки.

– Так, я же надеюсь, он не собирается... Ой, фууу!

– Ага. – улыбнулся Саша. – Из попы в рот. Да ладно тебе, они же все вымытые. Все гигиенично.

– Я бы точно не позволила этого с собой проделать.

– Даже мне?

– Даже ему. – с улыбкой произнесла я, насладившись недоуменным и даже несколько напуганным взглядом Саши. – А тебе, значит, такое нравится?

– Ну, я бы последнего тоже не делал... – осторожно ответил муж.

– Не уплывай от темы. Нравится, когда так жестко? – я закусила губу, почувствовав, как теплеет внизу живота. Как бы отвратительны мне не были действия на экране с актером в частности, но что-то в этом видео, словно каким-то скрытым, гипнотизирующим кадром, щекотало изнанку моего разума.

Не дожидаясь ответа я, прикусив мочку уха, плавно спустила руку вниз по его голой груди, животу, ловко нырнув под резинку трусов, нащупав вновь крепнущий стержень. Понятно. Значит, мы дошли до того момента супружеской жизни, когда пора уже трахаться под порнушку. Что ж, пусть хоть так...

Он ответил на мой поцелуй, наконец оторвавшись от экрана. Мы ласкали друг друга губами, языками, громко, грязно, бесцеремонно, совершенно теряя контроль над собой. Я прикусила его настолько сильно, что ему пришлось даже схватить меня за затылок, чтобы успокоить, как я потом это поняла. Сейчас же я восприняла его неправильно и, наскоро оббежав стул, не заботясь о своих коленях, мигом устроилась между его широко расставленных ног. Освободив его от последнего элемента одежды, я обхватила уже основательно смоченными губами дымящийся от возбуждения член, я с легкостью уперлась носом в мягкий живот мужа, по привычке утыкая головку кончиком ко входу в горло. Саша неуверенно положил свои руки мне на плечи, а лицо его с каждой фрикцией становилось все менее и менее довольным. Он все стрелял глазами на экран ноутбука. Нет уж, милый, так не пойдет! Не хватало мне еще одного сорванного секса!

Оттянув губами его член и освободив, заставив его громко шлепнутся о кожу паха, я встала и, закрывая собой ноутбук, наездницей устроилась на муже. Жарким дыханием и бесчисленными поцелуями старалась я вернуть его похоть, но прибор под моим бедром все продолжал медленно и неотвратимо опадать, приближаясь к тому состоянию, когда проникновение станет окончательно невозможным, нанеся еще один удар и по моей самооценке, и по его уверенности в своих мужских силах. А возможно, и к очередной ссоре.

У меня была в голове одна идея, но я до последнего не хотела ее принимать всерьез. Сама мысль о ней была противоестественной, предательской, кощунственной. И чем больше таких разочарований у нас с мужем случалось, тем явнее проступала эта идея, мучая меня каждую ночь перед сном. И именно сегодня, именно сейчас, в данный момент ей удалось победить меня. И выпустить ее на свободу.

– Ты хотел бы, чтобы я была вместо той телки? – громко прошептала я ему на ухо. – Чтобы я была на этом видео?

– Что?? – оторопел тот.

– Ты бы хотел, чтобы это меня он душил своим огромным жирным членом?

Та часть меня, что еще не была заражена неудержимой похотью, лишающей контроля над телом и разумом, молилась о том, чтобы Саша оттолкнул меня от себя, разозлился, накричал, назвал это бредом и вздором. Что сама мысль об этом недопустима, что я сошла с ума, что мне нужно проспаться. Но... Нет, внезапная твердость проснулась под моей промежностью, а бедра, сжатые его пальцами, отозвались тупой болью, прорицающей отчетливые на этих местах синяки.

– Чтобы этот тупой качок вставил свою дубину в меня? Продавливал, растягивал, как эту бедняжку? – я наслаждалась и одновременно ужасалась своим словам, но ворвавшийся в мое лоно окрепший орган окончательно вынес мне мозг. – Может, это тот самый подписчик, который предложил встречу? Ты вообще думал, кто там, по ту сторону экрана? Вдруг среди них как раз есть такие быки?

Я с наслаждением опустилась на него, захватив полностью, жадно ощущая его в себе, горячий, слегка пульсирующий, такой желанный. Саша обнял меня сильно, крепко, сжав почти до боли, до потери дыхания, теряя голову от страсти. Я поднималась почти полностью, оставляя внутри себя лишь головку, резко опускаясь обратно, ожесточенно, стараясь прочувствовать каждый момент, каждый миллиметр горячей твердой плоти, снующей во мне. Я чувствовала его дрожь, отдающуюся в наших телах, одинаковым ритмом стучащую и по его спине, и на его губах, и в его члене, бьющимся внутри меня. Я знала, что так он долго не протянет, что неплохо было бы сменить позу, перейти в спальню, или на худой конец в душ, но мне было все равно. Прямо сейчас я не хотела никуда с него слазить, лишь гореть на нем, жадно ощущать все недополученные мною за последние полгода чувства.

И он не выдержал. Не прошло и двух минут, как он со стоном извергся в меня, да так, что я почувствовала ощутимый удар в глубине, настолько плотной и напряженной была эта струя. Если бы я успела соскочить, то пришлось бы убирать эти импровизированные белые гирлянды с потолка! Я улыбнулась, уткнувшись носом в потное плечо Саши, пытаясь поймать убегающее вперед дыхание. Пригладила всклокоченные, окончательно ставшие непослушными волосы, шумно выдохнула, представляя, насколько я сейчас раскрасневшаяся и кучерявая.

– Кофе? – закряхтел Саша, аккуратно снимая меня с себя. Несмотря на всю аккуратность, липкая струйка все же ловко выскочила из взволнованной киски, проливаясь на его уже окончательно опавший член.

– А вино еще есть? Я допью. – поистине моряцким движением я схватила открытую бутылку и без каких-то зазрений приложилась к ней с горла.

– Надь? – осторожно позвал меня муж.

– Ась?

– А ты это всерьез? Ну, про актера? Который в порно?

– Ну конечно же. – я захохотала, чувствуя, как алкоголь уже начинает мужественно противостоять мучившей меня меланхолии. – Сейчас вот душ приму, и сразу к нему, под софиты!

– Дура! – засмеялся Саша и попытался было меня поймать, но я выскользнула из его объятий и побежала в ванную.

– Я поделюсь с тобой гонораром за наводку! – крикнула я сквозь дверь. – 15% хватит?

Убедившись, что он, отсмеявшись, ушел подальше от двери, я тихо осела на пол и, не в силах сдерживаться, заплакала. Затем, потянувшись, открыла свой отсек ванного столика, вытащила наружу маленький розовый вибратор. Продолжая держать его в согнутой руке, я сполна насладилась своим видом в зеркале: растрепанная черноволосая кучерявая молодая женщина с потекшим, как в порно, макияжем, с размазанной помадой, держащая игрушку, неудовлетворенная мужем и физически, и морально. Вынужденная подстраиваться под его комфорт, его интересы и фетиши, вынужденная служить решением проблемы, созданной им, его глупостью, его ебаной жадностью и азартом. Если бы он полгода назад не пошел на ту сделку... Ну да ладно... Еще будет случай погрузить читателя в предысторию нашей проблемы, через пару глав, верно? Не обидишься?

Оглядев себя сполна, я вернула взгляд на зажатый в руке вибратор. Желтая лампочка укоризненно намекала, что так как я не удосужилась зарядить прибор с прошлого раза, сейчас он протянет максимум минут 10. Что ж. Мне не впервой.

АКТ 2

15:30

– На сколько нам хватит новой фотосессии?

– Дня на 2-3.

Я помешивала соус в сковородке, готовясь ссыпать туда мясо.

– Так сделаем еще одну. В парке ночью, как раз, как ты говорил, как они любят. И разбавим ее постельными.

– И ты даже не попросишь моего участия? – улыбнулся муж.

– А смысл тебя упрашивать? Не хочешь видеть свой член на нашем онлике, не надо. Саша! Да что с тобой весь день?

Саша и правда был сам не свой. С тех пор, как я вышла из душа, на нем лица не было. И молчал ведь как партизан. Даже идея о рискованной съемке в парке не воодушевляла его.

– Ну... - замялся он.

– Саша. Мы с тобой сколько женаты?

– Ну... Три года.

– А встречались до этого сколько?

– До свадьбы? Тоже три.

– Мы с тобой уже 6 лет вместе. Мы друг для друга лучшие друзья. Верно говорю?

– Верно. – кивнул муж. И это была правда, ни мне, ни ему, ботаникам в школе и вузе, карьеристам на работах, попросту некуда было вместить еще и друзей.

– И когда мы узнали, что нам с тобой предстоит непростой период полгода назад, что мы друг другу пообещали?

– Не скрывать друг от друга ничего?

– Правильно. А ты сейчас что делаешь?

– Ладно. – вздохнул, наконец, Саша. – Мы не успеваем.

– Не успеваем что?

– Не успеваем по деньгам. Через два дня нужно оплачивать интернет, через три – телефоны, а еще через день – последний срок оплатить очередной взнос по кредиту... Перед штрафными... Прелестями.

– Блять. – прошептала я. - А заначка?

– Какая заначка? Та, что на той неделе по страховке ушла?

– А по онлику когда выплата?

– Через неделю. Я думаю, папе звонить. Снова.

– Не трогай. И так чуть до нервного срыва не довели своими проблемами. Блять. И ведь занять уже не у кого. У всех уже позанимали.

– Может, микрокредит? Банк кредит с такой историей точно не выдаст.

– Нет. Сам же видел, сколько там историй чернушных с этими микрокредитами...

Мы молчали какое-то время. При этом я была уверена, о чем думает Саша, потому что сама об этом думала. И, наконец, решилась.

–Сколько тот хмырь обещал? Не прикидывайся, я знаю, что ты тоже об этом думаешь. Парень из чата.

– Надь!

– Не надькай мне тут! Сколько он предложил?

– 20 тысяч.

– За встречу? Просто посидеть за столиком и поболтать?

– Да. По его сообщению.

– А ты ничего не ответил? Может он передумал?

Саша взял ноутбук и принялся в нем копаться. Я продолжила готовку, заметив, что мясо уже изрядно пережаривается.

– Не передумал. Более того, мы его игнорим, а он поднял цену до 25. Надя, я не знаю. Вдруг он неадекват какой. Или этот... Поборник нравственности? Плеснет еще в лицо чем-то... Или еще хуже... Похититель какой...

– А ты меня одну отпустить хочешь? Еще чего! Будешь сидеть за соседним столиком и спасать при первом же признаке... Опасности!

– То есть мы уже все решили?

Я закусила губу. Если это действительно то, за что выдают, то оно спасет нас. По крайней мере, на первое время. Если это то, за что выдают...

– Скажи, что за 40 я согласна.

– Надя, а мы не хуеем? Я напишу 30.

– И по условиям! Встречаемся в кафе, сидим друг напротив друга, пьем кофе, никаких прикосновений, никаких фоток, только холодный деловой разговор.

– Холодна же ты со своими фанатами! – усмехнулся Саша, стуча пальцами по клавиатуре.

– Не холодна, а осторожна. Кто знает, кто там, по ту сторону экрана!

– А если он окажется приятным парнем? Красивым таким, галантным...

– Ага, амбалом, что на досуге в порно снимается?

Мы нервно захихикали. Было очень неловко, если уж быть абсолютно честной.

– Ну что, он ответил?

– Печатает что-то.

– То есть он все это время сидел на сайте и ждал пока мы напишем? Вот маньяк!

– Надь, есть такая вещь, как оповещения. Не загоняй себя.

– Ага, тебе легко говорить! Не тебе встречаться с незнакомцем, который видел тебя голой!

– Надь, я все еще могу все отменить. И забанить его, и никто ничего никогда не узнает.

Я промолчала. Страшно, конечно, но как иначе? С другой стороны, нечего было загонять себя в такую долговую яму... И усугублять все это еще больше... Но раз уж выдалась такая возможность...

– Ответил. – Севшим голосом сказал Саша.

– Что? Что он написал...

–Он согласен на все наши условия... Только...

– Что? Да не томи ж ты, Саша, ну что??

–Он... Предложил 50 тысяч... Все остается так же, все хорошо, без прикосновений, кафе, всего час, только...

– Да что?

– Только ты должна прийти в той блузке, что, помнишь, мы фотографировались летом? Бирюзовая такая...

–А... Да... Странно. Ну ладно... Так себе блузка, но...

– Надя. Надеть ее так, как это было на фотосессии.

Меня словно обдало морозной метелью. Я вспомнила ту фотосессию. Милая такая, в Барби-стиле, с косичками, юбочке, этой блузке... И без лифчика под ней. С гордо, так сказать, торчащими сосками.

– Он ебанутый?

– Ну...

– Это же не ночной город с пальто! Это кафе! Там же будет все видно!

– Можно встретиться ночью... В кафе за городом...

– О, так ты предлагаешь мне выйти в амплуа шлюхи для дальнобойщиков?

– Не я, а он... И да... Вроде того...

Я злобно засопела, накладывая обед в тарелки.

– Ты сам-то как на это смотришь? Молчишь и молчишь...

– Надь... Ты смотри как тебе...

– Саша! – Я со звоном бросила ложку в раковину и повернулась к нему. – Ты мой муж или кто?

– Муж...

– Ну так я хочу услышать мнение своего мужа. Мужчины, за которого я вышла замуж! Которому я поклялась в верности, и который служит мне каменной стеной!

– Надя. Я люблю тебя, и доверяю. И никогда не заставлю тебя сделать что-то, что закончится чем-то плохим.

– Тогда я с ним встречаюсь? С торчащими сосками?

– Только если тебе не будет...

– Саша! Скажи мне твердо и четко. Я с ним встречаюсь или нет?

– Хорошо. Подтверждаю. Как муж. Я не против. Вы встречаетесь.

– Хорошо. – я оперлась о раковину и опустила голову, собираясь с мыслями. – Есть хотя бы его фото? Как я его узнаю.

– Я написал про кафе. За городом, как на Жуковский ехать... Я там когда-то останавливался, почти всегда пустует. Особенно в будний. Особенно ночью. Надь, ты как?

У меня дрожали руки, несмотря на то, что я довольно сильно вжала их в столешницу. Жаль, что вина не осталось, а за новым идти я не рисковала из финансовых побуждений. Но после встречи – обязательно. Ух! Да так, чтоб забыть об этой встрече подчистую.

– И на какое время договорились?

Саша не сразу услышал мой вопрос, полностью поглощенный компьютером. Было видно, что ему очень неловко сватать свою жену незнакомцу. Пусть и лишь на часовой ничем не обязывающий разговор в кафе.

– А? Ах да... В 11 вечера. Ровно. Он написал, что ты можешь опоздать, но время пойдет с того момента, как ты сядешь за стол.

АКТ 3

23:15

– Волнуешься?

– Ой, да нет, что ты, миллион раз так делала.

– Надя, если что, если прям вообще плохо, мы можем просто завести машину и уехать.

– Нет, все. – я глубоко вздохнула, в последний раз посмотрелась на себя в зеркальце и поправила волосы.

С хлопком закрыла козырек, который все же успел показать мне едва прикрытые формы, спрятанные под тонкой тканью блузки. Я понимала, что если помедлю, то никогда не выйду из этого автомобиля, поэтому открыла дверь.

– Я зайду через 10 минут и сяду в отдалении. – приобнял меня муж.

– Надеюсь, там будут свободные столики.

– Там все кафе будет свободное, поверь мне. Надя!

Я обернулась, выходя из машины, и он поцеловал меня. Обнял второй рукой, неудобно перекосившись в кресле водителя. Я почувствовала, что не у меня одной дрожали руки.

– Ну все. Помаду размажешь.

– Я люблю тебя, Надя.

– И я тебя. Ну все, побежала. А то уйдет еще, наш поклонник.

С каждым шагом моя уверенность росла все больше и больше. Конец августа все же давал о себе знать прохладными ветерками, сковывая кожу, проявляя мое тело под тонкой одеждой. Но на парковке у кафе действительно было пусто, так что краснеть мне не пришлось. Пока что.

В кафе и правда было малолюдно. Пару человек за барной стойкой, официант, бармен... И лишь один столик в углу помещения был занят. Да, как и описывал, белая майка, черный расстегнутый джемпер. И солнечные очки, лежащие у кружки с кофе. Своеобразный тайный сигнал. Вот неловко будет, если это не он. Точно примут за дальнобойную проститутку. Еще увезут, будет Саша меня искать где-то под Казанью.

– Здравствуйте. – я чувствовала себя крайне глупо. – Это вы?

– Кто я? – улыбнулся парень. – Должен был бы я ответить. Но, к сожалению или к счастью, не отвечу. Скажу лишь, что это я. Присаживайтесь.

Его ответ меня заинтриговал. Как и внешность. Странно. Я ожидала увидеть какого-нибудь асоциального подростка, покрытого прыщами, дрожащего от одного вида раскованно одетой девушки, но напротив меня сидел мужчина около 30 лет, одетый в хорошо подобранный стиль, с ухоженной щетиной, покрывавшей широкую красивую челюсть, пусть и не спортивного, но вполне себе не запущенного телосложения, глядевший на меня уверенным, даже слегка хищнечиским взглядом выразительных серых глаз. Южная внешность и едва уловимый акцент выдавали в нем некий армянский душок.

– Как мне вас называть? – я словила себя на мысли, что стесняюсь уже не только из-за своей проступающей груди, на которую, к слову, он почти не смотрел. Чего не скажешь о моих глазах. Его взгляд словно проникал прямо в душу, преодолевая линзы моих очков.

– Как на сайте. Я хочу, чтобы вы называли меня моим ником.

– Омар6798?

– Можно просто Омар.

– Так вас зовут Омар?

– Нет, но я бы хотел, чтобы вы называли меня так. А что до вас?

– Надя. Ох... Нет... – я зажмурилась.

– Хорошо. Надя. Надежда. Красивое имя. Теперь я бы хотел спросить, не против на «ты»?

– Ну... Почему бы и нет... – я удивлялась тому, насколько податливой становилась от каждого его взгляда.

Что происходит? Отчего я так таяла и плыла? Нужно было срочно брать инициативу в свои руки и начинать тянуть время. А то еще паспортные данные начнет выпрашивать. А я возьму да и отвечу от стресса.

– Итак, Омар, как долго ты мой подписчик?

– Пару недель. Думал уже было отписываться, но твоя ночная прогулка меня впечатлила. Так что ты меня заинтересовала, мне захотелось пообщаться с тобой с глазу на глаз. И вот мы здесь.

– Хорошо... Давай тогда общаться... - в голову упорно ничего не лезло.

– Твой фотограф, наверное, очень ценит ваше сотрудничество? – сделал он глоток из своей чашки.

– Да, он... Помогает...

– Он твой парень?

– С чего такое заявление? Может, я нанимаю фотографа...

– Слишком много внимания уделяет тому, чему профессионалы не уделяют. Видно, что он испытывает симпатию к тебе. Не знаю насчет твоей личности, но к телу - определенно. Вы спите?

– Это... Довольно личный вопрос. – закашлялась я, сгорбившись.

– Я бы похлопал тебе по спине, но у нас уговор не касаться друг друга. – в его глазах мелькнула тревога.

– Все в порядке.

– Значит, спите. Иначе ты бы просто ответила «нет». И как он?

– Прости, что?

– Я спросил, и как он? Хорошо ебет?

Я опешила. Даже если бы он вылил мне содержимое своей чашки в лицо, не достиг бы такого эффекта. Я задохнулась, подыскивая слова. Слова, которые тут же застряли в горле, вовремя остановленные мыслями о деньгах, которые нам очень сильно помогут в ближайшее время.

– Я немного другого ожидала от встречи с фанатом. – через силу улыбнулась я, пытаясь сгладить ситуацию.

– Я бы не назвал себя фанатом, несмотря на название сайта, на котором мы сидим.

– А кем бы ты себя назвал?

– А это неважно. Важно вот что... Есть ты, продающая свое тело за деньги, жертвуемые теми, кто на него смотрит. И есть я. Такой же, только платящий на порядок больше.

– И это позволяет тебе... Вольности?

– Это позволяет мне покупать больше тебя, чем остальные твои подписчики.

– А... – я определенно чувствовала себя некомфортно. – Что покупать.

– Покупать тебя. Что не понятно, Надь? – он улыбнулся очень неприятно. – Ты выставила себя как товар. Свое тело. Свою индивидуальность. Если она имеется. По крайней мере, в той фотосессии она была. Мало кто на это решается на онлифансе. И я, заинтересованный в тебе, как в товаре, просто предлагаю самую высокую цену. Твой парень, разумеется, получает все это бесплатно, но раз он согласен с твоим занятием, даже помогает тебе продавать свое тело, явно не против того, что ты идешь по рукам.

– Но я не иду по рукам!

– Это пока что. Все вы рано или поздно начинаете идти по рукам. По хуям, если до тебя не доходит. Прыгаете с хуя на хуй. Большой хуй. Маленький хуй. Снова большой. Один платит больше. Другой меньше. Потребители передают тебя от одного к другому. Хочешь поспорить? Так что? Фотограф тебя ебет вместо оплаты за фотки? Или все же парень?

Терпение, Надя, терпение. 50 тысяч на дороге не валяются. Просто вытерпеть и все. И забыть эту встречу. Словно ее и не было.

– Я замужем. – сказала я в итоге.

– О, так это вообще замечательно. А чего кольцо сняла тогда? Что скрывать?

– Ты платишь деньги моделям онлифанса чтобы они сидели с тобой в кафе и выслушивали гадости? – как можно спокойнее переменила я тему.

– Я лишь наслаждаюсь привилегиями, которые мне дают мои деньги, только лишь и всего.

В кафе вошел наконец Саша. Отлично, значит 15 минут уже прошло. Осталось лишь выдержать остальные три четверти этой отвратительной встречи. Саша неуверенно прошелся вглубь помещения и занял место за барной стойкой.

– Твой муж? – внезапно спросил Омар.

– Что?? Чего? С чего вдруг?

– Ясно, значит твой муж.

– Ну... Пусть будет он. – решила я блефануть и улыбнулась.

– И что он сказал, отпуская тебя с почти голыми сиськами на встречу с незнакомым извращенцем с онлифанса?

– Сказал, что если меня что-то будет не устраивать, я могу выплеснуть горячий кофе прямо в его наглую морду. – не выдержала я.

Омар засмеялся, откинувшись на стуле. Все посетители кроме Саши оглянулись.

– А я не ошибся, заказав час с тобой. Скажи, а переписку вел он или ты?

– Пусть я. А что это меняет?

– Ничего. Просто пытаюсь расколоть, когда ты пиздишь, а когда говоришь правду. И в соответствии с этим общаться с тобой дальше.

– Не успеешь расколоть. Тут осталось-то всего.

– Все что надо, я успею. Итак, следующий вопрос. Он твой единственный мужчина?

– Нет. – глядела я ему прямо в глаза, стараясь не моргать.

– А сколько было до него? А сколько после?

– Нисколько. И нисколько. И где я, выражаясь твоим языком, спиздела?

– Везде. Шлюхи всегда пиздят.

Я пожала плечами и повернулась на стуле, сев боком и скрестив руки на груди.

– Анал?

– Что, прости?

– В попу тебя трахает? Муж твой.

– Допустим, нет.

– А сосешь?

– Вообще никогда.

– А глубоко получается? Или его хуй настолько мелкий, что там что обычный отсос, что глубокий – одинаково?

Я решила просто отмолчаться. Мне даже не становилось обиднее, просто выстроилась толстая психологическая стена между нами. Стена отторжения и неприязни.

– Я тебе противен? – внезапно спросил он, довольно таки правдиво изобразив искреннее непонимание моей реакции.

– Не сказала бы, что приятен.

– И что, забанишь меня по приезду домой?

– Да я и прямо сейчас могу. Телефон с собой.

– Но все равно досидишь до конца?

Я покраснела и промолчала.

– Так и знал. Значит, будешь терпеть. Это хорошо. Я люблю женщин, которые терпят. Даже если им ну очень неприятно.

– По тебе видно.

Мы посидели какое-то время в молчании. Он пялился то на меня, то на мою грудь.

– Смотри, у меня к тебе есть одно маленькое предложение.

– Горю любопытством.

– Но чтобы его предложить, я должен быть абсолютно уверен, что противен тебе.

– Даже так?

– Даже так. Иначе будет не так интересно.

– У меня есть встречное предложение перед твоим.

– Ого! Ну давай ты первая.

– Прошла уже половина встречи. Почти. – посмотрела я на часы. – Я бы хотела, чтобы ты перевел половину обещанных денег за встречу. Иначе я просто встану и уйду.

– Думаешь, я наебу тебя? – его взгляд стал опасно ярким.

– Не хотелось бы обидеть, но ты ведешь себя как человек, который на это вполне способен.

– Хорошо. Как человек дела... – он взял в руки телефон и быстро защелкал по экрану. – Я этот вопрос сразу закрою. Деловая хватка, да? Похвально. Очень разумно. Для шлюхи.

Раздался сигнал из сумочки. Я разблокировала экран. Пополнение счета. 30 тысяч.

– Это больше половины.

– Это чтобы развеять твои сомнения окончательно. Сомнения развеяны?

– Сомнения... Развеяны... – старалась я произнести максимально твердо, но голос все же предательски дрогнул. Мне почти стало стыдно за себя. По какой-то причине. – Итак, я вся во внимании, ты все еще мне противен. Слушаю.

– Хорошо. Вот мое предложение.

Он резко схватил мою чашку с кофе, коего было еще больше половины и, наклонившись, медленно, тихо, смакуя момент, спустил туда богатую порцию слюны. Затем еще раз, на этот раз дунув так, что пенка даже немного разлетелась по посуде.

– И что это за перформанс одного актера? – насмешливо, но все таким же дрожащим голосом спросила я.

– Вместо оставшихся 20 тысяч я заплачу тебе все 50, если ты это выпьешь.

– Ага. 10 раз. Разбежался.

– Что, совсем нет желания?

– Да как-то. Жажда не мучает. – я даже отодвинулась на стуле от столика.

– Слишком мало?

– Слишком абсурдно.

– Хорошо. Какая это должна быть сумма, чтобы настолько простое действие перестало быть абсурдным?

– Никакая. Ты можешь снять себе эскортницу, которая за эту сумму хоть целую ночь будет глотать твои слюни. За те же деньги.

– Но мне не нужна эскортница. Мне нужна ты.

– Я не буду этого делать.

– Смотри. – он постучал пальцами по столу. – Ты готова была встретиться со мной за тридцатку. Я накинул еще двадцатку сверху, чтобы ты пришла сюда засветив свои милые сисечки. Не в интернете, с замазанным лицом, а в реале. И? Я вижу тебя. Я вижу твои сиськи. Все честно? Честно ведь, Надь?

– Ты просишь меня о разных вещах.

– Ага, значит обнажение твоей груди стоит дешевле, чем просто выпить чашечку кофе? По твоему прайсу.

– Да нету у меня прайса. Это просто бред какой-то.

– 60 тысяч. И стакан воды, чтобы ты это запила.

– Нет.

– 70 тысяч. Надя, в Москве ежедневно какой-то посетитель глотает чью-то слюну, пусть официанта, пусть повара, и делает это абсолютно бесплатно.

– Нет. – блять, почему мой голос с каждым разом колеблется все сильнее...

– 80. Исходя из количества твоих подписчиков, цены за подписку на твоем аккаунте и тому факту, что ты готова была ехать на встречу с незнакомцем за тридцатку, я могу сделать вывод, что деньги вам с мужем очень даже нужны. Зачем отказываться, когда я предлагаю тебе их за такую мелочь.

– Неет. – как же жалко звучит мой голос!

– 90. Надя, большинство людей, не обладающих твоими данными, корячатся на двенадцатичасовых сменах, чтобы заработать лишь малую долю от этой суммы. А тебе нужно сделать только один маленький глоточек. У вас, скорее всего, есть какие-то долговые обязательства? Кредиты? Ипотека? Представь, как легко ты закроешь что-то из этих бед!

Я молчала, не отрываясь от чашечки с черным кофе, украшенным липким белым сгустком, пузырящемся спиралью. Как же мне хотелось обернуться к Саше, взглянуть, не смотрит ли он на нас. Лишь мельком... Чтобы он решительно покачал головой, уверенно подошел, взял меня за руку и увел отсюда! И это решило бы страшную неопределенность, висевшую за нашим столиком.

Я взялась за ручку и придвинула чашечку к себе. Омар неотрывно наблюдал за мной, буквально пожирая глазами. Зажмурилась. Подняла чашку. Дотронулась краешком губ до теплого фарфора. Даже с закрытыми глазами я чувствовала его взгляд. Нужно было решаться. Если не сделаю этого сейчас, то не сделаю никогда.

Я рывком наклонила кружку, влив отвратную жидкость в рот, постаравшись проглотить все за раз, но она пошла не в то горло, заставив закашляться. Глаза увлажнились, мне пришлось снять очки и осторожно убрать капельки с век. Совершив победный, решающий глоток, я открыла глаза и посмотрела на довольно улыбавшегося Омара ненавистным взглядом.

– Переводи. Прямо сейчас. – хрипловато выдала я.

– Но ведь до конца встречи еще 20 минут.

– Переводи. Был уговор. Ты же кичился своей честью. И правильностью.

Улыбка сошла с его лица. Все же да, было в нем что-то такое, по-настоящему опасное, что холодило спину, мурашками страха обдавало ватные коленки, морозило внутренности... Телефон в сумочке еще раз пикнул. Я не стала его проверять, боясь сделать лишнее движение. Только сейчас до меня дошло, какая сумма упала на меня за пару секунд унижения. И насколько легко мужчина передо мной с ней расстался.

– Я перевел все. Вижу, стакан воды тебе не потребовался. У нас еще, напомню, 20 минут. 20 минут нашей приятной встречи.

Я молчала. Страх продолжал пропитывать меня до костей. Даже мысль тут же вскочить и выбежать из кафе приводила меня в ужас.

– 90 тысяч. Проглотить мужской плевок. Так и запишем. – снова улыбнулся Омар. – Обновим твой прайс. Могу помочь с оформлением, кстати. Признаюсь, мне это впервой, но я правда буду стараться. Мы с тобой, Надюша, много пунктов туда добавим. Как тебе идейка?

Я продолжала молчать, глядя на него словно кролик на голодного волка. Омар сложил руки и положил на них подбородок.

– Охуенные у тебя все же дойки! – Проговорил Омар, допив свой кофе, но и на эту фразу я ответила молчанием. Даже не покраснела.

– У меня к тебе еще одно предложение. На самом деле, я думал, что мне понадобится больше времени, чтобы сломать тебя, но теперь даже остался запас.

– Я думаю, с меня хватит предложений. Мы можем вернуться к анкетированию. – улыбнулась я дрожащими губами.

– Боюсь, разговоры мне уже неинтересны. После того, что ты сделала, мне твоя личность похую.

– А чего ты тогда хочешь?

– Продавить тебя еще кое на что.

– Хватит с меня уже продавливаний.

– 50 тысяч. Сверху.

– За что? – я уже не старалась скрыть дрожи.

– Все наши договоренности остаются в силе. Мы друг друга не касаемся. Никаких фото. Никаких контактов. Просто немного пройдемся.

– Куда?

Омар указал пальцем мне за спину. Я обернулась. Он указывал на единственную дверь в том направлении, с надписью WC.

– Даже и не думай.

– 60 тысяч.

– Я не пойду с тобой в мужской туалет.

– Он вроде унисекс. 70 тысяч. И ты можешь предупредить об этом своего мужа. Чтобы он мог, не знаю, ворваться в случае чего, вызвать полицию. Своих условий я не нарушу. Или я в течении нашей встречи как-то показал, что могу их нарушить?

– Нет... - прошептала я.

– Ну вот, видишь. Итак, 70 тысяч, твое решение?

– А что мы будем там делать? Покажешь мне, как ты... Ходишь в туалет?

– Покажу тебе свой член.

– И все? – не подумав, ляпнула я, но тут же вызвала новый взрыв смеха.

– А тебе этого уже мало? Боишься не удержаться и заглотить его по привычке?

– Сколько времени мы там пробудем?

– До конца нашей встречи. 15 минут. 13, если уж быть точным. Таким образом, в итоге, за эту встречу ты заработаешь 190 тысяч, вместо ожидаемых 50.

– 200. – неожиданно для себя сказала я.

Омар прищурился, улыбнувшись.

– Входишь в игру, девочка. Хорошо. 80 тысяч. Как только выйдем из туалета.

– И ты меня не трогаешь.

– И пальцем не коснусь.

Я пожала плечами. Отодвинув стулья, мы встали. И я отправилась вслед за ним, к двери. По пути я сумела перехватить озабоченный взгляд Саши, непонимающе устремленный в нашу сторону.

– Все в порядке. – едва слышно прошептала я, поравнявшись с барной стойкой. – Ничего не будет.

Только за нами закрылась дверь, Омар тут же вплотную стал ко мне, медленно шагая, заставляя пятиться.

– Это что такое? Ты же сказал, что не тронешь!

– Я тебя и не трогаю. Тебе просто будет удобнее пройти сюда.

– Но это же кабинка.

– А ты хочешь пялиться на член в мужском туалете на виду у всех? Хотя с твоей блядской маечкой... Никто и не удивится, очередная блядь работает в придорожном кафе.

Я послушно вошла в кабинку и под его давлением села на унитаз. Его ширинка оказалась у меня прямо перед носом. Мне оставалось лишь сидеть ровно и смотреть, как он медленно расстегивает ее прямо у моего лица. Вот показались трусы, джинсы плавно спустились до колен. Мне захотелось хоть что-то сказать, возразить, но внушительный бугор, проступавший сквозь ткань, словно сжал мое горло, не позволяя выдать ни звука.

– Не смей отворачиваться. Помнишь? Ты смотришь на мой член. До конца нашей встречи. Не отрываясь. В упор.

Он медленно стянул трусы, так, что уже окрепший и упругий член последовал за ними и, сопротивляясь, весомо выпрыгнул прямо передо мной, едва ли не задев очки. Кажется, на левой линзе образовалась какая-то вылетевшая из него капелька, но я не была уверена.

Ситуация. Мясистый, прошитый венками и жилками, все еще упруго колышащийся маскулинный орган висел в каких-то паре сантиметров от моего красного горящего лица, настолько близко, что мне приходилось немного скосить напрягшиеся глаза, чтобы сфокусироваться на головке. Не такой, конечно, исполинский, как на недавно увиденном видео, но и далеко не Сашин.

– Скажешь что-нибудь? – раздался откуда-то сверху голос Омара.

Я покачала головой, не отрывая взгляда от его члена, чтобы не нарушить наш договор. Лишь облизнулась и сглотнула скопившуюся во рту от волнения слюну.

– Ну и правильно. От тебя разговоров и не требуется. – мужчина положил руку на поднявшийся член и, сильно надавив, заставил его посмотреть прямо на меня, направив наподобие пистолета. Затем, крепко сжав, повел рукой, закрывая головку крайней плотью, складками обступившей розовую нежную плоть.

Он мял и гладил свой прибор, то приближая его ко мне, то отдаляя, настолько близко, что я чувствовала свое горячее дыхание, отражающееся от него. От очередного сжатия его подрагивающий канал расширился, выпуская из себя крупную прозрачную капельку, тягуче скользнувшую вниз, не падающую под натяжением липкой нити.

– Знаешь, а мне интересно. – мужской голос стал ниже, окрасился тяжелым дыханием. – А если я сейчас проведу головкой по твоим губам? А? Что ты сделаешь? Побежишь к мужу? Будешь плакаться ему? Ой ой, этот плохой дядя вымазал меня своей грязью? Как последнюю шлюху? Ой, я всего лишь хотела посмотреть на настоящего мужчину вблизи, а он взял и сделал мне плохо. Так?

Я сжала губы, сделав вид, что ничего не слышу. Как бы я ни пыталась отдалиться от того, что сейчас происходило, думать о чем-то хорошем, сбежать в глубины своего сознания, этот каменный стояк неизменно возвращал меня к реальности, приковывал, гипнотизировал, заставлял неметь ноги.

– Хочешь взять его в рот? Позволь себе такую шалость. Я никому не скажу. – он выдавил еще одну каплю из своего елдака, на этот раз уже уверенно шлепнувшую на плитку, чуть было не попав мне на ногу. – Будет наш маленький секретик. Вот же грех, да? Отсосала незнакомцу, и вот ведь ужас! Бесплатно! Или тебе есть что предложить? На сколько ты оценишь свой блядский ротик? Может, поторгуемся?

Он был уже не на шутку возбужден. И без того напуганная, я до последнего не допускала мысли о том, что буду делать, если он все же переступит черту, о которой мы договорились. По тому, насколько пальцы стали меньше продавливать плоть, я могла оценить, каким каменным он уже был. Нежные складки совсем уже не скрывали головки, а покрытые густой растительностью яички плотно подтянулись вверх.

– А знаешь... – он с силой надавил на ствол так, что я отчетливо почувствовала прикосновение своей нижней губой. – Хуйня твой аккаунт. Скучный. И эта попытка поднять его, с помощью веселой прогулки... Просто ты пытаешься быть как остальные модели. Посредственной. Предлагаешь фотки своих дырок, какие-то жалкие попытки в креатив, это выглядит печально. А потенциал у тебя неплохой. Если бы я тобой занялся... Мигом бы вылетела в топы, зашибала бы больше. В разы больше, чем сейчас. Даже больше, чем со мной здесь. А знаешь, в чем твоя проблема? Менеджер твой хуйня. Фотограф то есть. Муж. Совсем не шарит, как устроен бизнес. Как он работает, как его сажать и какие плоды он может приносить. А ты... Ты можешь дать весьма... Неплохие плоды. И деньги, которые заплатил тебе я, он их проебет. Вот будь уверена.

Он ускорился. Мне очень хотелось посмотреть на часы, но я боялась оторвать взгляд от снующей передо мной шпалой, уже порядочно текущей и капающей вязкой жидкостью в стороны. Интересно, а куда он будет кончать... Он же не собирается...

– Хотя ты еще должна будешь заинтересовать меня, чтобы я захотел тобой заниматься. Пока что ты не тянешь даже на десятую часть, что я тебе заплатил. Красивая мордашка, милые сисечки, и все? Ни запала, ни души. Ни заинтересованности в том, чем занимаешься. Да, тебе придется очень сильно постараться...

Мне пришлось отклониться назад, потому что он осознанно начал приближаться, вовсю надрачивая свой дрын, так, что аж яйца заходили ходуном. И тут он замер, оттянув кожу так, что даже смотреть на это было болезненно. И...

Упругая, мощная, густая струя горячей жидкости ударила мне прямо в очки, дернув их так, что дужки проехались по кончикам ушей. Тяжелая липкая масса лениво устремилась вниз, стекая по стеклам, капая на щеки, ползя по носу, тут же заполнив весь мир терпким горьким запахом. Горечью отозвался и язык, ощутив на себе заполоняющую приоткрытый от неожиданности рот невыносимо цепкой во всех смыслах жидкостью. Следующий залп пришелся по щеке, тугой лентой тут же сжавшей кожу, стекая по лицу, падая на потемневшую и тут же потяжелевшую блузку. Дабы избежать последующей порчи одежды, я наклонилась вперед, совершенно забыв про дергающийся член, тотчас нагло уперевшийся в висок, проехавшись по щеке, продолжая изрыгать из себя теряющее густоту с каждым толчком семя.

– А тебе идет.

Я подняла глаза, тут же ощутив ноющую боль в занывшей от долгого простоя шее, с ненавистью поглядев на мужчину.

– Скажу сразу, ты первая прикоснулась ко мне, нарушив договор. – Омар положил руку на мою макушку, легонько похлопав, и я тут же одернула голову. Сперма тут же сорвалась с моего лица и оросила плиточный пол белесым душным дождем. – Но я все равно выполню свою часть сделки и переведу остаток. Я всегда выполняю свои деловые обещания.

– Какого... – я закашлялась и сплюнула. – Какого хуя?? Ты же говорил...

– А тебя не смутило, когда ты пила мою харчу? Это как бы не часть меня, разве нет? В нашем договоре говорилось, что мы не трогаем друг друга. Наши жидкости не считаются. Так что все честно.

– Пиздец ты мудак... – простонала я, поднимая опущенные кисти рук и оглядывая себя, оценивая ущерб.

Омар внезапно схватил меня за волосы и рывком запрокинул голову, приблизившись, заставляя вскрикнуть и затравленно поглядеть на него.

– Следи за словами, блядь. Ты знаешь, что способны эти деньги, которые ты получила ни за что? Ты знаешь, как они достаются? Ты знаешь, что я мог бы с ними сделать, сколько бы я мог поднять, ввернув их в стоящее дело, а не в подзаборную шалаву, как ты? Ты блять знаешь, сука, что другие телки, куда круче, опытнее тебя, делали за них? Как они изъябывались, рвали дырки, стараясь услужить, за бабло, которое упало на тебя на халяву? Да ты, блять, с пола должна эту сперму слизывать, шваль! Со своим пидорасом напару! Ты на коленях должна меня благодарить, понятно?

– По... Понятно...

– Понятно тебе, блядь?

– Понятно... Простите...

Он дернул меня еще раз, так, что захрустели позвонки и, брезгливо отпустив волосы, вышел из кабинки, застегивая штаны, направился к умывальникам. Я тяжело дышала, собирая мысли в кучку, пыталась унять крупную дрожь во всем теле, слушая, как шумит вода. Наконец, подобрав под себя непослушные ноги, поднялась и вышла следом.

– Смотри. Время уже вышло, так что я ничего не нарушил, трогая тебя. Ты меня вынудила. Знаю, тебе неприятно, страшно, но компенсации ты не получишь. Хватит с тебя. Ты и уплаченного не стоишь. А теперь умойся. Мы вошли вместе. Мы должны и выйти вместе. Да дай сюда свою сумку, не украду. Вперед!

Я медленно подошла к зеркалу и, включив воду, аккуратно принялась снимать с себя тяжелые белые капли.

– Там салфетки... Я лучше ими промокну блузку.

– Снимай!

– Снимать?

– Блузку, блять, снимай. Чего я там не видел? Не бойся, отстрелялся уже, не трону. Снимай и аккуратно выжми.

Я послушно стянула с себя верх и, оказавшись полностью нагишом сверху, начала тщательно оттирать ткань.

– Говорил уже, что классные у тебя сиськи? Три старательней, хоть полюбуюсь, как они болтаются. Так. Вот салфетки. Вытирай. Ну... Не как новенькая, конечно, но уже не как будто после ебли. Ну как? Я вопрос задал.

– Хо... Хорошо. – только и смогла выдавить я. Странно, но слезы даже и не думали подступать. Лишь гнетущая опустошенность накрыла голову, запрещая мыслям трезво оценивать обстановку.

– Бери телефон. Проверяй. Должны уже прийти. Упало?

– Да...

– Сколько ты заработала за час?

– 200 тысяч...

– Неплохо?

Я промолчала, тупо глядя на него. И, решившись, кивнула, возвращая одежду на место.

– Да. Не убирай телефон. Записывай. Сам тебе звонить не буду, но если все же надумаешь заняться бизнесом всерьез, как взрослые дяди и тети, обращайся. Не через этот ебаный сайт, а нормально, взяла и позвонила, прямо на телефон. Если смогу - отвечу. Не смогу - позже перезвонишь. Только запомни. Обращайся, только если реально готова к настоящему бизнесу. Поняла?

– Поняла. – решилась я наконец взглянуть ему прямо в глаза.

– Приятно было познакомиться. Надя, Надюша. Блядюша.

Он хлопнул дверью. Еще какое-то время я стояла столбом, бездумно глядя вслед, затем, оглянувшись напоследок в зеркало, поправив волосы вышла из туалета. Прижав сумочку к груди, хоть как-то прикрывая мокрые, выставлявшие мою грудь напоказ, пятна.

______________________

Саша вел машину, озабоченно поглядывая на меня.

– Надь... – решил наконец прервать он молчание.

– Если ты хочешь узнать, то ничего не было...

– Надь, там довольно внушительная сумма...

– Мне стянуть юбку и показать тебе, чтобы ты удостоверился, что все в порядке? – даже не злобно, а скорее устало и раздраженно ответила я, поглаживая волосы. – Если прям интересно, мы просто немного поговорили. И единственное горячее, что у нас было... Он показал мне член.

– Что??

– Да, просто снял штаны и мы вот так вот смотрели на его хуй.

– И... Это все?

– Ага. Нужно ему было это. Ради этого и была встреча.

– Да уж. Ну, богатые, свои причуды.

– Ага. Решил сыграть в игру наоборот. На онлике я всем себя показываю. А он захотел, чтобы модель онлика посмотрела на него.

– Ебанутый.

– Ну, не нам осуждать за фетиши. Они, все-таки, нас кормят.

– И то верно. - улыбнулся муж.

Мы встали на светофоре. Я поняла, чего он от меня ждет и, вздохнув, повернулась и поцеловала его. Он ответил. Настойчиво, страстно.

– Саш... Я сегодня сразу спать.

– Да, да, конечно! Извини.

– Да ничего...

– Что, за вином? У нас же теперь целое состояние!

Я покосилась на мужа, и недавние слова Омара неприятно заплясали у меня в голове.

– Нет. – поморщилась я. – Не хочу ничего терпкого. Виски. Давай виски.

Продолжение следует..
96
0
00
Добавлено:
14.11.2023, 13:59
Просмотров:
96
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2023 sexbab.com – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама