ДНК

Стараниями Павла Андреевича, обычный потихоньку разваливающийся совхоз, довольно быстро стал передовым в области. Высокий, крепкий, суровый, но справедливый председатель руководил грамотно, всегда лично показывал как и что, наказывал только по делу и премии не зажимал – за что сельчане его не просто уважали, а буквально обожали как отца родного!

И когда в его семью пришла страшная беда – каждый двор в совхозе абсолютно искренне скорбел вместе с убитым горем мужчиной.


Его жена Зина и сын Димка, попали в аварию, когда вдвоем возвращались из города, на служебной Волге отца. На похороны пришло столько народу, сколько не бывало в дни осенних ярмарок и государственных праздников – даже из соседних поселков приезжали целыми делегациями выразить соболезнования.

Но не обошлось и без большой ложки дегтя – вскоре кто-то пустил слух, что еженедельная поездка в город, в которую молодой мужчина часто ездил с мамой, почти никогда не беря с собой жену или сестру – случалась не просто так. Дескать видели их на окраине города в профилактории, где управляющей работала давняя подруга женщины, помогающая им с номером, в котором они и проводили почти весь день, и только потом отправлялись по магазинам и домой.

Несмотря на то, что многие верили, что очень красивая жена председателя занималась сексом со своим сыном, слух быстро замяли – сельчане очень не хотели увеличивать страдания всеми уважаемого руководителя. Даже пара особо болтливых морд при этом пострадала.

Правда сам Павел, просто безразлично отмахнулся, типа мало ли что судачат, у него и так дел невпроворот и по совхозу и дома, не отвлекайте фигней, дескать.

Ведь у него на попечении остались осиротевшая дочь Маша и овдовевшая сноха Таня с внуком Колей – в котором он души не чаял и раньше, а теперь просто залюбил, проводя с ним много свободного времени.

Жизнь продолжалась, потихоньку возвращаясь в прежнее русло с учетом новой реальности. Девушки с домом и хозяйством справлялись хорошо, а Андреич еще больше ушел с головой в дела, улучшая качество и условия труда колхозников, но седины на его голове заметно прибавилось...

Через три с небольшим месяца после трагедии, вечером выходного дня, мужчина, крепко задумавшись, сидел на низкой широкой лавке в уже прохладной бане, истопив которую вынужденно отъехал по возникшей на ферме проблеме. Дело затянулось и их небольшая временная тонкостенная банька, которую они с сыном планировали, но не успели перестроить, быстро остыла – на дворе была поздняя осень.

— «Ну хоть девчонки с мальчонкой успели погреться», - подумал мужчина и в эту же секунду в баню вошла Таня.

— Можно к вам, Павел Андреевич? – спросила она, и не дожидаясь ответа сразу сняла и повесила на гвоздик старую шинель, которую все накидывали на плечи, когда выходили во двор ненадолго, и предложила очень игривым тоном, - хотите спинку потру?

Мужчина уже давно помылся, и открыв рот хотел сказать девушке что не надо, но так и застыл на полуслове, ведь Таня сразу же повесила на второй гвоздь ночную рубашку, быстро сняв которую осталась в чем мать родила.

— Ты чего это, Танек? – удивленно спросил он, автоматически бегая глазами по молодому ладному телу снохи и непроизвольно облизнул пересохшие губы.


- А то, Павел Андреевич, что мы с вами уже квартал как овдовели, устала я одна спать, да и вам женская ласка не повредит… Так ведь?..

— Таня… милая...

— Не отказывайтесь… я на большее не претендую, просто побалуемся с вами… - девушка прижалась к поднявшемуся на ноги мужчине и обнимая его за плечи стала целовать в районе ключиц, - обними же меня, Павлуша… истосковалась я по мужику… сил нет…

— Павлуша?.. - как эхо, тихо прошептал мужчина, вспомнив всегда его так называвшую любимую жену и помотав головой, вздохнул и таки поддался искушению.

Честный по жизни, он себя тем более не обманывал – обнаженная девушка в его руках была очень хороша, и отец еще при жизни сына заглядывался на сноху, иногда делая комплименты, которые та благодарно принимала. Но пристать к ней раньше он и не думал, а вот после как раз думал, но не решался, боялся негативной реакции, а им еще в одном доме жить же.

Но когда она сама себя предложила, отказаться мужчина не смог и не стал. Крепко обняв он плотно прижал к себе русоволосую девушку и расплющив ее большие грудки о свою, двумя пятернями размял мягкие ягодички, бегая ладошками от них до тонкой талии и обратно, и вскоре добрался пальцем до мокрой промежности.

Таня охнула и припала к губам свекра долгим нетерпеливым поцелуем.

Тянуть не стали, крепкий член который мужчина сначала прикрывал рукой, а потом прижал к животу девушки, перешел в теплые ручки Тани, которая быстро повернувшись сразу пристроила его в себя, просто слегка наклонившись.

— Ой… Павлуша… Ой… Сладко так как… Ой… - застонала она, быстро двигая телом, самостоятельно накатываясь на член, - ой… большой какой у тебя… ой… ой… тесно ему во мне… но как же… хорошо… ой… давай же, отведи душу…

Стоны девушки раззадорили перевозбужденного мужчину и взяв ее за талию он пару минут очень быстро и жестко трахал в голос вскрикивающую Таню, довольно грубо тиская ее мотающиеся от фрикций груди и щипая соски, на что сноха реагировала еще сильнее стоная, и еле успев вынуть спустил горячую сперму ей на бедро.

Не оборачиваясь, Таня тяжело дыша неразборчиво шептала что-то, и вновь взяв член в свою руку помогла ему полностью разрядится, умело подрачивая – пригодился навык доить коров, как она сама шутила потом неоднократно.

— Прости, милая… - пропыхтел Павел и внезапно обессилев сел обратно на лавку отдышаться, - что быстро я так… давно не было у меня… прости...

— Ничего, Павлушенька, ничего… - сразу же присела у его ног Таня и стала увлеченно целовать и облизывать обмякший член, шепча, - отдохнешь и повторим как следует… уж я-то знаю, как подолгу ты жену любил ночами… аж завидно было. Димка так не мог меня…. Правда, всегда хорошо и страстно у нас с ним было....


Обоим взгрустнулось, но через несколько секунд Таня широко улыбнулась.

— Все-все, хватит жить прошлым, прости, что сказала о том, не буду больше, - и стала еще активнее целовать оживающее достоинство свекра, - сейчас я подниму твой вкусный корень… еще хочется мне, горю вся…

Таня замолчала и стала старательно и с желанием сосать член, Павел расслабился и даже аккуратно давил на голову вставляя ей в рот глубже, но толстый орган далеко не проходил физически. Насладившись не очень умелой, но страстной лаской девушки, он попросил:

— Довольно, Танюша… садись на него, - и помог девушке устроиться у себя на паху, на ходу заправив в нее орган.

Пока Таня протяжно охая, скакала, он целовал ее груди, шею и губы, а когда она устала положил под себя, подложив под нее ту самую шинель, и девушка на практике познала, как именно муж любил свою жену.

Переворачивая сноху со спины на живот и обратно, освоившийся и реально выносливый мужчина энергично выдавливал из девушки громкие стоны и крики, то сильно сминая ее ягодички, то шлепая по мокрой от выделений промежности своим пахом.

В процессе омывались, отдыхали, целовались, сноха не отказывалась много сосать и просто изнемогла от удовольствия, когда Павел умело вылизывал ее пушистую сладкую щелку.

В итоге председатель полночи отводил душу, как девушка и просила – и отвел так, что Таня на следующий день ходила слегка прихрамывая, но очень довольная.

Так и повелось - в баню с тех пор ходили вместе, мылись, трахались, снова мылись. Павел так и не смог продавить глотку девушки, его толстый член раньше так могла принять только жена, зато в попку проник быстро – оказалось Димка был очень большим любителем полировать своей супруге кишку – так что Таня орала как резанная, но принимала с неподдельным удовольствием.

На остальной жизни это никак не сказалось, кроме того, что Таня перестала обращаться к свекру по имени отчеству, перейдя просто на имя – и даже ни разу не залезла к Павлу в кровать, не претендуя на супружеское ложе, да и золовку лишний раз раздражать не хотела.

Маша узнала обо всем еще до первого раза, Таня сама ей заранее сказала, что пойдет в баню к ее отцу и для чего тоже сказала – не прося разрешения, а просто по-честному. Но Маша и не возражала, чай не маленькая и все понимает, даже одобрила, но сразу сказала, что как мать Таню не примет.

Но та действительно не рвалась замуж за Павла, дожидаясь совсем молодого парня из армии, который её давно любил. И как только он узнал, что она овдовела - сразу стал присылать ей письма чуть ли не каждый день, в которых писал, что по приезду обязательно и если надо будет силой заберет ее замуж и усыновит ребенка – и она, хорошенько подумав, заочно согласилась.

Поэтому отношения внутри семьи остались хорошими, и продолжая во все отверстия трахать безотказную сноху в бане, Павел Андреевич в остальном тоже вел себя как обычно, и старательно баловал дочь, чтобы не чувствовала себя обделенной его вниманием.


Примерно через полгода после трагедии сельчане сами подыскали ему новую жену, здраво рассудив, что уважаемый и моложавый председатель достоин лучшего, чем доживать свой век вдовцом.

Кандидатку ему активно нахваливали со всех сторон, он долго отнекивался, но таки поддавшись уговорам хотя бы съездить, да просто посмотреть и познакомиться, а там как душа ляжет, приехал - и с первого взгляда все для себя решил, хотя некоторое время еще упирался, сомневаясь из-за его возраста.

Ведь его подчиненные, хорошо зная вкус председателя, нашли ему женщину внешне похожую на его погибшую жену – высокую стройную брюнетку с толстой косой - правда куда более молодую, (почти ровесницу его дочери), работающую фельдшером в соседнем колхозе.

Ирине пошел третий десяток, она не была замужем и детей не имела, и подумав с небольшой отсрочкой почти согласилась выйти замуж за взрослого мужчину - мало того, что более чем приличный и состоявшийся, так и внешне он ей вполне глянулся.

Тем более ухаживал красиво, не напирал, просто искренне любовался девушкой и тайком вздыхал то грустно, то счастливо. Павел Андреевич приезжал часто, дарил подарки, водил девушку в кино, возил в город, стараясь скрывать свое нетерпение, Ирина уже имела опыт не одних отношений и все понимала, но с решением не спешила, опять же потому, что опыт у нее был сплошь негативный, попадались одни козлы – отлюбливали и бросали.

Отсрочку она попросила, чтобы сначала попробовать друг друга, во всех смыслах, и проверить чувства на практике – о чем прямо сказала, после того как сама впервые поцеловала жениха и аккуратно, но непреклонно остановила его намерение сразу всесторонне усугубить объятия.

— А ну как не подходим, не понравится нам, зачем начинать жить? – логично озвучила она свои мысли, - но и спать с тобой рано еще… разойдемся, судачить будут, не хочу так и тут…

Мужчина намек понял, и вовремя вспомнив о давно полученной в виде премии и благополучно брошенной, и забытой в ящике письменного стола путевке с открытой датой – увез Ирину в небольшой отпуск, на минеральные воды.

Поехали на машине, в дороге очень много и уже более чем откровенно общались, и по сути вопрос женитьбы был решен еще до того, как они добрались до своего номера в гостинице – у обоих было чувство, что они просто предназначены друг другу, ибо уже договаривали друг за друга фразы и счастливо смеялись по этому поводу всю не очень длинную дорогу.

Павел сдерживался, очень хотел от души приголубить молодую брюнетку прямо в машине, тем более она откровенно, поощрительно и соблазнительно улыбаясь все время дразнила его коленками и ложбинкой, но оба дотерпели, желая сделать это красиво и с удобством.

Но желания накопили огромный вагон, поэтому не успев войти и закрыть за собой дверь номера, молодая женщина и взрослый мужчина сразу кинулись друг на друга и тут же превратили отпуск в медовый месяц, задолго до свадьбы.


Буквально сорвав друг с друга одежду, причем белье на весело смеющейся девушке Павел именно что разорвал от нетерпения, парочка рухнула на кровать – которая была удачно двуспальной и достаточно упругой – и мужчина очень быстро проник в мгновенно раздвинувшую стройные ножки девушку членом!

Ирина задергалась и громко завопила, орган был крупный - но именно от удовольствия:

— Давай же… давай еще… - прерывисто дыша подбодрила она было замершего Павла, и тот от всей души взял!

Первое, но очень страстное соитие продлилось недолго – председатель кончил в Ирину меньше чем через минуту после начла, но даже не подумал остановиться и активно трахал мечущуюся под ним и от души стонающую девушку, ни на мгновение не забывая целовать ее губы, шею и груди – которые всей своей весомостью сильно мотылялись от его энергичных толчков.

Охолонув, они пошли в душ, где Ирина полностью помыла уже однозначно своего мужчину и сразу же взяла в рот, но долго пососать ей не дали – Павел, просто изнемогая от желания, как молодой переполненный гормонами парень, вновь насадил девушку на член и долго трахал сзади, не выходя из душа, но так и не смог кончить.

Вернувшись в кроватку Ирина, сама оседлала мужчину и не слезла до тех пор, пока он не кончил в нее. После этого она почистила член языком, и до вечера они взяли паузу, но ночью Павел вновь выжал из девушки все силы, но кончив и сам рухнул на нее, опустошенный.

Прогулки по территории и посещение достопримечательностей конечно были, но как только орган мужчины перезаряжался, они бегом возвращались в номер и вновь и вновь трахались пока были силы!

Павел просто с ума сходил, и время от времени отгоняя назойливые мысли о Зине, которую так напоминала Ирина, он трахал и трахал ее стройное тело, к которому его так тянуло, что он побил все возможные рекорды своей довольно бурной молодости.

Причем настолько побил, что молодая и выносливая Ирина со смехом просила пощады, но с радостью вновь отдавалась умелому любовнику, который трахал ее во всех позах, безостановочно лаская все ее тело, подолгу вылизывая ее щелку и покрывал поцелуями от лица до пальчиков длинных ног.

Девушка оказалась очень отзывчивой и любвеобильной, и ее сладкие грудные стоны вновь и вновь поднимали член Павла, и он до полного очередного обоюдного бессилия любил активно подмахивающее тело брюнетки.


Ирина в долгу не оставалась, старательно и с удовольствием сосала, причем сосала довольно глубоко и часто. Особенно втянулась после того как Павел искренне признался, что лучше, чем она - никто не делал ему минет – не соврав. Покойная жена действительно могла втиснуть его член себе в глотку, но не очень надолго и всегда кашляла потом.

И молодая девушка с еще большим удовольствием вдавливала орган в свое горло, позволяя Павлу буквально трахать себя в рот, принимая член под самый корешок, заодно наслаждаясь стонами партнера – который видя, как активно двигается голова невесты тыкаясь носом ему в живот – реально не мог сдержать эмоции и от души вскрикивал, наслаждаясь таким великолепным глубоким минетом.

В итоге пара вернулась с отпуска уже по-настоящему влюбленная друг в друга и сразу подала заявление в ЗАГС. Расписались тихо, без широкого застолья, отметили в кругу самых близких - хотя сельчан это не остановило, и они толпами приходили поздравить, несли подарки, и даже пили за молодых свою же водку, захваченную с собой вместе с закуской, организовывая таким образом, стихийные застолья прямо на весенней траве.

Единственные кто женитьбой были недовольны это Маша с Таней. Последняя решила, что лишилась отличного любовника, а первая испугалась того, что мачеха выживет ее из дома и приберет к рукам все наследство, что было конечно глупостью, но молодость и неопытность брали верх над наивной блондинкой.

Но Павел о снохе честно признался Ирине еще на первых свиданиях, и та сразу после отпуска сказала жениху, что не против если он будет и дальше со снохой в баньку ходить.

— Ты такой ненасытный, заездишь меня, тебе даже двух мало, да и жалко ее, радуй чаще, уж с меня-то точно не убудет! – весело сказала она, подталкивая будущего мужа к бане, в которой в это время мылась Таня.

Павла подобное отношение очень обрадовало, несмотря на любовь к Ирине, он скучал по ладному телу снохи, и неожиданно для себя сильно возбудившись от того что ему прямо буквально разрешают изменять – вошел в баню, быстро войдя и в Таню, которая была очень счастлива что ошиблась в том, что она больше не нужна свекру как женщина.

Ирину Павел перевез к себе жить еще до свадьбы, но даже это не помогло и засидевшаяся в девках дочь Маша - и до, и после узаконивания отношений, к мачехе относилась враждебно. Не сомневаясь, что та позарилась и заберет себе все имущество, а ей ничего не достанется, правда вслух о том говорила только Тане.

Дружеским отношениям не помогло и то, что у них оказался день рождения в один день, с разницей в год. Правда и ругани меж ними не было, Ирина искренне старалась быть приветливой не пытаясь стать мамой падчерице, и прямо говорила что мы просто подруги, а Маша ради отца сдерживалась, как могла.

Скорая беременность мачехи усугубила веру Маши в ее алчных мотивах, и она постоянно ходила подавленная. Несмотря на то, что все понимающий Павел неоднократно говорил ей, что она для него самая родная и любимая доченька, и что он для нее все сделает – Маша решила, что для уверенности нужно перевести их отношения на новый уровень.


Разумеется зная о том, что отец по разрешению молодой жены продолжает трахать Таню в бане, Маша воспользовалась её отсутствием, (Таня с сыном уехала погостить к родителям) – и сама пришла к отцу в баню.

— Папа, я тоже хочу стать твоей женщиной… и тоже хочу родить тебе дитя! – сразу прямо заявила она, быстро раздеваясь, и бросая соблазнительные взгляды на прикрывающего достоинство тазиком отца.

— Машенька, остановись! – воскликнул он, но худенькая светловолосая дочь подошла и встала перед ним, широко расставив ножки и поглаживая свои стройные бедра, как бы показывая, что готова на все.

К чести Павла он выдержал это испытание – и голая плачущая дочь осталась девственницей, и даже была отцом одета, после чего толчком выпровожена, но снабжена заверениями, что она получит от него всё-всё, что только захочет, кроме его члена.

Упрямая и все для себя решившая дочь еще дважды приставала к отцу. Причем во второй раз ей почти удалось насадиться на его член, точнее даже удалось, но не той дырочкой. В тот вечер Павел пришел со дня рождения родственника весьма навеселе, мягко говоря, что за ним редко водилось, и сразу лег спать.

Беременная Ирина в это время занималась сложной выпечкой в летней кухне, а Таня стояла на шухере – нехотя, но помогая золовке осуществить задуманное.

Тихо подкравшись к спящему на спине отцу, Маша аккуратно стянула с него покрывало, и оттянув резинку свободных семейных трусов – еле сдержала нервный стон – член отца лежал, но даже так впечатлял своими размерами.

Вздохнув, он решительно взяла его в руку и сразу же в рот, и уже не смогла сдержать громкое мычание – член мгновенно начал подниматься, занимая своей раздувшейся головкой всю ротовую полость неопытной девушки.

Но Маша не сдалась, и стала сосать залупу отца, неумело, но старательно, по пути по-настоящему и сильно возбудившись, и так увлеклась процессом, что не сразу опомнилась – быстро и решительно оседлала отца, который во сне несколько раз называл имена своих жен, видимо ему снилось что это они делают ему минет.

Но когда она начала елозить по члену промежностью пытаясь пристроить в свою не тронутую щелку, отец, окончательно проснувшись, осознал, что это не жена его порадовать решила, а дочь – и сразу прогнал ее.

Ирине он ничего не стал говорить, а вот Таня выслушала много, и не лестного, и пообещала больше не помогать Маше.

Но окрыленная первым успехом Маша вновь пришла к отцу в баню через несколько дней.

— Папа, я уже сосала его! Все уже случилось! Нет смысла отказываться... Возьми меня и тут… - попросила она, показывая на свой лобок, - а если пока не хочешь меня рвать… то возьми меня в попку, я знаю, ты любишь так Таню трахать!..

— Попку… - усмехнулся Павел, и неожиданно согласился, - ну ладно… загибайся, Машунь!

Обрадованная дочь мгновенно встала раком, но…

Вместо члена отца, на ее зад обрушился дубовый веник, да с такой силой охаживал кричащую от боли девушку, что с него быстро слетели все листочки! Отпоров девушку «розгами» так, что она неделю сесть не могла на свой посиневший покрытый рубцами зад, отец надолго отбил у нее желание приставать.


Но Маша не успокоилась, а просто сменила тактику. Выждав и пережив эйфорию от появления на свет мальчика, чему очень радовался отец у которого появился новый наследник рода, и точно зная, что пока жена восстанавливается Павел стал очень часто трахать всегда и на всё готовую Таню – дочка потихоньку вновь начала плести свою сеть.

Она стала часто напоминать про былые похождения Ирины, о которых старательно навела справки и стала откровенно намекать на то, что сын то не от Павла, а нагулянный. Отец отмахивался, но на жену иногда косился недобрым взглядом – таки семя сомнения дочери в его душе посадить удалось.

Ирина как назло восстанавливалась очень долго, и все это время активно работающая всеми дырочками на члене свекра Таня, тоже прониклась к нему чувствами и стала планировать выйти за него замуж сама - и тоже потихоньку капала ему на мозг, в плане того что типа Иринка блядью слывет в своих старых краях.

Уже давно, ненамного менее чем на Иринины, подсевший на узкие дырки снохи Павел, негодовал, не верил, но продолжая грубо трахать Таню и в очередной раз выгнав из бани дочь, намекнувшую на то что и Тане надо отдохнуть – уже и сам ловил себя на мысли, что поторопился с женитьбой, не проверив прошлое супруги, как следует.

Близилась дата возвращения Таниного жениха, и чем ближе она была, тем яснее девушка понимала, что председателя ей у Ирины не отбить, и смирившись она все чаще говорила о своем женихе, прося Павла помочь тому с хорошо оплачиваемой должностью.

Председатель обещал, с оговоркой, что все будет завесить от парня, если работящий и с головой, то не пропадет в любом случае – и напоследок устроил снохе капитальные проводы – затащив ее на всю ночь в летнюю кухню.

Ох и досталось Таньке!

Павел не только многократно оттрахал ее и в киску, и в попку, но и продавил сопротивление глотки и заставил-таки сноху сделать полноценный глубокий минет – впрочем хоть она немного тошнилась и вытирала слезы потом, но была собой довольна, особенно после слов свекра:

— Твой мужик от тебя гулять не будет, Танек! Уж поверь… - усмехнулся он, размазывая сперму по губам девушки, - ты главное не отказывай, и сама бери в рот глубже и чаще, и никогда этим не шантажируй, а только награждай!

— Угу! – кивнула та и сделала именно это, по сути глоткой почистив увядающий член свекра - после чего пообещала, - но к вам Павел Андреевич, я заходить-таки буду… уж больно мне твой член люб, Павлуша…

— Конечно, заходи, - обрадовался тот, - мы тоже любим тебя, Танюшка, и твои дырочки очень уважаем!

— Ну что? – спросила у Тани Маша, войдя в летницу после того как отец под утро ушел к жене, - добыла?

— Пфф… - фыркнула та, очень довольно, но устало потягиваясь, - шутишь что ли? Не добудешь тут… да она у меня во всех дырках плещется и вытекает, твой батя ужас какой ненасытный!

— Давай сюда! – потребовала девушка и протянула руку, - ну?..


- Ты прямо из меня черпать будешь? – рассмеялась Таня, но видя выражение лица подруги, скрыла улыбку и протянула маленькую баночку из-под микстурки, в которую ранее украдкой сплюнула сперму Павла, - вот, угощайся...

— Спасибо! – ответила Маша и открыв баночку понюхала содержимое и не сдержавшись простонала, - ммм...

— Да ты попробуй, чего нюхать то? – вновь засмеялась Таня, - язычком, она вкусная...

— Еще попробую, не сомневайся… - не выдержав хихикнула и Маша, - всю высосу... досуха!

— Ну ты больная… с отцом спать мечтаешь, дела… - уже давно не осуждая покачала головой русоволосая девушка и присела на диван, - все... я уже отрубаюсь... желаю удачи!..

Маша пожала плечами и ушла, а Таня еще немного посидела, даже слегка привела себя в порядок и думая о скором прибытии своего солдатика, здраво подумала о том, что не надо бы ему сразу показывать все, чему она научилась за эти годы.

— Буду глазки закатывать, кричать от удовольствия и говорить, что щелка заросла… - тихо похихикала не глупая девушка и наконец легла спать на пропитанный разной жидкостью диван.

Через неделю она съехала к вернувшемуся солдатику, здраво пологая, что не стоит тянуть и нужно крепко присосать к своему рту молодого парня, пока конкурентки не понабежали.

И это ей с легкостью удалось – поженились через два месяца.

Когда Маша впервые предложила сделать тест ДНК, чтобы доказать отцу что новый сын не от него – Павел пришел в ярость и впервые в жизни чуть не побил дочь, но замахнувшись опомнился и только потряс пудовым кулаком у носа девушки.

— Ты предатель! Ты предал маму и своего настоящего сына! – вопила Маша, убегая в свою комнату, - предатель! Никогда тебя не прощу!..

— Вот же… - слегка поник мужчина, огорченный таким отношением дочери.

— Ничего, милый, все будет хорошо, мужик ей нужен, она сразу успокоится, - гладила его по голове жена, пока он, быстро успокаиваясь, играл с маленьким сыном.

— Мужик… думаешь, ей только члена не хватает? – покачал он головой.

— Конечно! – кивнула Ирина, - я криком кричу… Таня в бане орет ка резанная… И мы обе не от боли, а от удовольствия. А Машка-то взрослая давно, но целка. Да еще и мачеха с новым братом на нервы действуют.

— Отказывает всем, не хочет с парнями гулять, - пожал плечами отец.

— Да сам ее и проткни! – шутливо хихикнула Ирина, уже знающая про попытки падчерицы переспать с отцом.

— Ну уж нет! С дочкой трахаться? Увольте!.. – усмехнулся Павел, умолчав о том, что член таки этого давно хочет, но разум его сдерживает.

Ведь худенькая дочка очень отличалась от фигуристых Тани и Ирины, причем довесков было откровенно мало – но отец не мог не признать, что это его и возбуждает, натянуть такую сушеную воблу на свой толстый член было бы очень непривычно и заманчиво… а то что дочь - извращение, но еще больше возбуждает!


- Вот! – торжествующе произнесла Маша и положила перед отцом на стол листочек бумаги внизу которого было аж три заверяющих печати – круглая, треугольная и прямоугольная с ФИО.

— Что это? – спросил Павел, беря листок в руки, - а?! Тест ДНК?!..

— Да! Отправила им свои, и слюни мальчишки! Он в соску много напускал, - улыбаясь, сказала Маша, и призналась, - я им твою сперму сначала отвезла, в кухне нашла, но она протухла, вот я и придумала себя с ним сравнить! Смотри же, читай! Видишь?

— Что? – предчувствую беду отец обескуражено бегал глазами по строчкам, - родство… ноль? Как это?

— А я что говорила? Раз мальчик мне не родственник – значит ты ему не отец! Уж я-то точно твоя дочь! – радостно кричала Маша, злорадно глядя на сильно побледневшую Ирину, - ну что, шлюха, говори правду!

— Нет-нет! Павел, не верь ей! Я ни с кем… я до тебя полгода уже была без мужчины! И никогда тебе не изменяла! – зарыдала шокированная Ирина, приближаясь к Павлу.

— Разберемся, - приобнял муж плачущую жену и сделал знак головой чтобы Маша ушла.

Та победно хмыкнула, но удалилась.

— Мы сделаем повторный анализ, - твердо сказал Павел, - между мной и сыном! Собирайся! Сейчас же едем в город!

Ирина стойко перенесла унизительную процедуру, и даже настояла на том чтобы и у нее взяли кровь.

— Ты-то зачем? Сын точно твой… а вот мой ли? – вздохнув, спросил Павел.

— Твой! И мой! – зло прошипела Ирина, но кровь таки сдала, - пусть проверяют! Потому что если не ты его отец, значит и я ему не мать!

— Что? Как это? – не понял Павел.

— Что слышал! Если сын не от тебя, значит нам подменили его в роддоме… надеюсь случайно… - ответила Ирина.

— Аааааа!!! Да! - Павел даже обрадовался такому возможному исходу, не сомневаясь, что найдет родного, если это правда, - я понял тебя милая, я верю тебе, любимая!..

Но перед отъездом Павел зашел к врачу, где, пообщавшись один на один, оставил тому солидную сумму и просьбу передать результат без огласки. Врач обещал и сделал даже больше чем его просили.

Домой супруги вернулись полностью помирившись и мирились всю ночь. Спокойного сынишку закрыли в его комнате, с качественно обитой звукоизолирующим материалом дверью, и Ирина нарочито так громко стонала, пока Павел лизал ее киску, что, Маша сначала накрыла голову подушкой, а потом вообще вышла из дома демонстративно хлопнув дверью!

— Вот и отлично… - прошептала Ирина, и принялась высасывать из члена мужа все, что тот копил несколько дней.

Как бы зарабатывая себе баллы – жена всесторонне отдалась супругу вне графика, и очень громко кричала, когда тот как обычно жестко трахал ее в попку, так что Маша даже в летней кухне снова накрыла свою голову подушкой.


Результат все ждали с замиранием сердца, и когда наконец конверт был получен, Павел с Ириной и Машей сели за стол и девушки, не мигая и затаив дыхание ждали пока глава семьи дрожащими руками вскрывал пухлый конверт.

— Я знал! - рассмеялся он и потряс в воздухе первым листком, - сын мой! Маша слышишь? Они ошиблись в прошлый раз видимо, тест все-таки не сто процентный…

— Не может быть… - начала было говорить огорченная Маша, но замолчала, глядя на резко вскочившего, белого как мел, отца.

— Блять… как это? – воскликнул он и вновь перечитал текст на другом листке, - «Мать и ее ребенок являются…» Не понял?!.. Что за х?..

Он погрузился в чтение, после чего посмотрел на жену, потом схватил первый листок и прочитав его полностью окончательно ошалев, переводил взгляд с жены на дочь и обратно на бумаги.

— Ну что там?! – нетерпеливо спросили девушки в унисон.

— Там… написано… что ты и наш сын двойные родственники…

— В смысле? – не поняла Ирина.

— Тут написано, что он твой сын… и брат.

— Как это? – искренне удивилась Ирина, - что за бред?!..

Павел лихорадочно изучал содержимое остальных листков. Оказалось, что получивший взятку доктор старательно отработал деньги по полной и перепроверил между собой все имеющиеся у него образцы – в том числе и Машины!

— Получается… тут сказано… Что очень вероятно… ты Ирина, моя родная дочь… А Маша мне чужая… При этом сын мне родной… но родила мне его дочь… значит он еще и мой внук.. и ты ему не только мать, но и сестра… - сказав это мужчина схватился за голову, - что это значит?.. Какой кошмар…

— Как это я не родная дочь? – возмутилась первой пришедшая в себя Маша, - а ну дай мне посмотреть!

Девушки стали, вырывая друг у друга читать текст на листках.

— Вот почему ты так безумно похожа на Зину… - вдруг сказал Павел и посмотрел на Ирину, - потому что ты ее дочь! И моя… господи…

— Как… я же… я в детдоме выросла, от меня отказались… Боже мой!!!...

Последнее восклицания Ирины примагнитило к ней взгляды Павла и Маши – стало ясно, что она что-то вспомнила.


- Мне говорили, что от меня отказался отец, потому что я вообще была на них не похожа, он решил, что мама меня нагуляла и сразу бросил ее… А она с горя тоже отказалась от меня… - разрыдалась Ирина, - и еще мне говорили что у меня ошибка в годе рождения… но я не обращала на это внимания… значит…

— Вас перепутали в роддоме… - простонал отец и громко ткнулся лбом в стол.

— Ой… - Маша тоже заплакала, - значит… я чужая?.. Как же так...

— Нет! - резко и громко рявкнул отец и встав крепко прижал ее к себе, - ты моя дочь, я тебя вырастил, люблю как родную и никуда не отпущу! Поняла?!..

— Папа… - уже не сдерживаясь рыдала Маша, прижавшись к мужчине.

— А я… что же нам теперь делать… - бледная как смерть Ирина продолжала перебирать бумаги, - если ты мой отец…. Как же мы будем?...

— Так же! Как и жили! Никому ничего не скажем! – решительно произнес Павел, - но этот роддом… точнее тех, кто… я и всех найду и поубиваю! Суки!!!

— Не надо! – разумно сказала Ирина, - тогда все всё узнают же… но доктор…

— С ним я разберусь… он взяточник, будет молчать, - почти успокоившись, сказал Павел, и повторил, - и мы все будем жить, как и жили до этого проклятого теста!

Он посмотрел на Машу, которая стояла, поникнув, поглядывая на них виноватым взглядом.

— Простите… зря я это все… И ты Иришка прости меня за то что я так с тобой себя вела… ты родная, это я чужая…

— Теперь мы все родные! – сказала все еще бледная Ирина и подойдя обняла Машу, потом поцеловала ее в лоб и улыбаясь прошептала, - значит… теперь у меня есть сестренка?..

— Да… - радостно улыбнулась худенькая девушка и прильнула к брюнетке, - сестры!

Девушки разрыдались и не выдержавший этого Павел обнял их обеих, и тоже не смог сдержать очищающих душу слез.


Поздно вечером, наблюдая за тем как его жена-дочь убаюкивает сына держа его на руках, Павел пил чай, сидя на кухне. Тихое покашливание привлекло их внимание, и они посмотрели на Машу, которая стояла в дверях проходного зала, за которым была ее комната.

На девушке была очень короткая и прозрачная ночная рубашка, которая ничего не скрывала, и были заметны не только соски, но и пушок на лобке. Покачивая обнаженными бедрами, она смущенно улыбалась, глядя на Павла и еще больше покраснела, когда на секунду встретилась глазами с ободряюще улыбающейся и одобрительно кивающей Ириной.

— Папа… Павел… а теперь… Теперь же нам можно с тобой… породнится? – спросила Маша, глядя на мужчину полными любви и слез глазами.

Отец судорожно сглотнул и посмотрел на Ирину. Та широко улыбнулась и медленно кивнула.

— Да, милая, - он встал и подойдя к радостно пискнувшей девушке, нежно обнял Машу, - теперь можно и даже нужно… я и сам уже давно тебя хочу. Пойдем...

Он приобнял и повел девушку в спальню, подарив жене-дочери нервную улыбку. Та вновь кивнула и вышла из дома, проведя ночь в летней кухне, где был старый диван, и они вполне комфортно переночевали там с сыном.

А отец привел не родную дочь не в ее, а в супружескую спальню и незамедлительно набросился, выпуская накопившееся за последнее время желание, которое и так с трудом сдерживал, когда дочь предлагала себя ранее и даже отсосала ему.

Пока вел, небольшое смятение от того что происходит, сменилось диким возбуждением, все-таки трахать родную дочь, не зная этого – это просто секс с женщиной, а вот трахать женщину, которую привык считать родной дочерью – уже именно так и воспринимался! Сексом с дочерью!

Тем более он ее действительно любил, растил и воспитывал, считая родной – поэтому к тому моменту, когда они дошли до постели – Павел вдруг безумно воспылал извращенной страстью – от предвкушения что будет заниматься сексом со своей родной дочкой!

Забыв, что она девственница Павел быстро завалил Машу на постель, быстро накрыв собой ее худое тело! Дочь развела ноги, с радостью принимая родителя между них – но, когда его крупный член ткнулся в ее девичью щелку вдруг вздрогнула и даже вскрикнула, несколько испуганно.

Это отрезвило мужчину, и опомнившись он стал действовать спокойнее и грамотно. Аккуратно лег рядом, и поглаживая тело Маши, стал сначала нежно, но с каждой секундой более страстно целовать, одновременно лаская ее маленькие грудки и киску, уделяя последней больше внимания.

Маша зашлась в стонах, когда Павел, переместившись на пол, стал умело ласкать ее щелку языком.


- Папа…. Ну возьми же меня уже… - взмолилась она через пять минут страстной и умелой ласки, которая раскалила ее до абсолютного предела, - пожалуйста... папа… я так давно хочу этого… с тобой!..

И Павел не заставил просить дважды – аккуратно пристроился и плавным движением порушил девственность девушки, которая протяжно вскрикнув сразу обвила его ножками и счастливо смеясь очень громко закричала:

— Наконец-то!!!... – но больше она ничего не смогла говорить.

Ведь ее отец, принялся очень плавно и предельно аккуратно, но очень тщательно трахать молодое тело, затыкая ее стоны своими губами и очень долго не мог насытится, а когда этот момент пришел, неопытная девушка поняла это по ускорившимся толчкам и сразу попросила:

— Папочка…. В меня… кончи в меня…

— Нельзя, доченька… нельзя… - не потерял разум Павел и вынув член принялся дрочить над животиком Маши.

— Тогда в ротик…. В ротик… - еле дыша взмолилась девушка и вскоре сильно поперхнулась.

Ведь мужчина, кончая на несколько секунд потерял контроль, и торопливо натянув голову дочери на еле сдерживаемый гейзер – дал себе волю и глубоко втолкнув член некоторое время грубо тыкал им в глотку девушки, которая с готовностью глотала, но по неопытности не справилась и закашлялась, но продолжала высасывать из члена отца все до последней капли.

— Уф… - выдохнула она, упав на спину и с трудом дыша простонала, - папа… я люблю тебя… мне было… так хорошо… почему же ты… раньше меня…. Не брал?..

— Я же думал, что ты родная… как я мог?

— Так я и есть родная… и ты смог… разве нет?.. – хитро улыбнулась девушка.

Отец подтвердил, дал Маше отдышаться и снова натянул ее ротик на член – попросив, как следует пососать – чтобы он восстановился попутно сполна осознанно насладившись губами дочери, и Маша постаралась на славу, таки подняв богатыря и вскоре получила его сзади – что привело ее в восторг и первым в жизни оргазмом от полноценного секса дочка насладилась громко, крича на члене отца, активно трахающего ее раком!

Выждав несколько дней, за которые отец ежедневно занимался с ней сносящим голову сексом, чему потворствовала Ирина, давая им насладится как следует, Маша решилась и сказала отцу:

— Пап… Я больше не хочу носить этот груз на сердце, хочу, чтоб ты знал правду. Мама и Димка – они… были любовниками, и в тот день тоже ездили…

— Я знаю это, дочка, - улыбнулся отец, - но не знал, что и ты знаешь...


- Ты знал?! – удивилась Маша, - вот блин, а я мучилась… Но почему ты так спокойно об этом говоришь? Ты что сам им разрешил?

— Да. После того как поймал, - хмыкнул Павел, - они на сеновале трахались, как кролики просто… Димка Зинку сверху охаживал... Мда... Хотел было убить вилами обоих одним ударом, но сдержался и даже смог успокоится.

— Чудеса...

— Ага... Сказал себе - да изменила, но с сыном же, считай с частью меня. И мать тогда так и сказала – что он молодая копия меня и она не устояла, ведь именно в такого меня и влюбилась когда-то… Ну а Димка... я его тоже понимаю. Я вон на Иринку как посмотрю так у меня встает сразу, до сих пор.

— А на меня? – обиженно надула губки Маша.

— И на тебя… хочешь покажу? – улыбнулся отец, привлекая дочь к себе.

— Хочу! Но позже… И что дальше то было?

— Да ничего особенного. Раз я их поймал, значит и другие могли, вот я им и сказал, чтоб искали место для утех подальше от любопытных глаз… от Тани, и от твоих в первую очередь, поэтому и дома им запретил.

— Понятно… А мне Димка сам рассказал, думал я проникнусь и позволю ему и меня…

— Вот же… - фыркнул Павел, и с ласковой грустью произнес, - паршивец…

— Ага… только я не далась! Но секрет пообещала хранить…

— Кстати, знаешь, чем мама откупилась от греха своего? – хитро улыбнулся Павел, - я вот сам только что вспомнил…

— Чем? – игриво улыбнулась Маша и вдруг догадалась, - мною что ли?..

— Ага… Какая ты сообразительная, вся в меня, - хмыкнул Павел, - мама сказала, что если ты захочешь, то я могу с тобой, раз уж она с сыном…

— Я хочу! Пошли! – хихикая нетерпеливо потянула дочь отца в спальню, и проходя мимо сидящей на кухне Ирины сказала, - слышь мачеха, выйди во двор, а?

— Ладно… - хихикнула та, - все силы на дочь не трать, старый развратник, тебе еще жену ублажать вечером.

— Я запутался, так мне сейчас дочь любить или вечером? – уточнил Павел, состроив озадаченную физиономию, - или жену, а потом вторую?..


- Сейчас дочь, вечером тоже дочь… - уходя, рассмеялась Ирина, - но они обе жены твои, если забыл…

— Забудешь тут… - проворчал Павел, уткнувшись и покрывая поцелуями груди Маши, которая крепко прижимая его лицо к соску, несвязно шептала что-то повторяющееся.

И только еще чуть позже он разобрал сквозь громкие стоны:

— Папа… папочка… Павлуша…

Сладко поежившись отец счастливо вздохнул и принялся энергично трахать молодое отзывчивое худенькое тело, попутно успев подумать, что вечером он будет страстно любить другое, не менее красивое, но более плотное молодое тело, и вторая жена-дочь будет громко стоная шептать ему абсолютно те же слова.

А иногда... нечасто, чтобы не избаловался, они делаю это вдвоем, именно ртами, заставляя своего папочку стоная признаваться в любви обеим дочерям-женам одновременно!

P.S. - Таня хранит верность своему солдатику, но иногда заходит в гости к свекру, секс с которым изменой не считает – видя в нем все еще любимого и повзрослевшего Димку.

P.P.S. - Ирина второй раз рожать от отца побоялась, и он с этим полностью согласился, но они счастливо живут как муж и жена и по прежнему часто занимаются любовью – ведь щедро политая инцестом страсть только усиливается.

P.P.P.S. - Зато вторая жена, гражданская, с не меньшей радостью и стойким взаимным желанием, политым той же приправой, часто отдаваясь отцу - в итоге родила Павлу еще двоих детей! Правда, для общественности они Иринины, что не помогло сохранить это втайне, дураков мало.

Впрочем, общественность не заморачивалась, и зная нюансы, и не такое бы своему любимому председателю простила, тем более у каждой семьи есть свой скелет в шкафу, ну или на сеновале :))
208
0
00
Добавлено:
17.11.2023, 01:56
Просмотров:
208
Категории:Классика Минет
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2023 sexbab.com – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама