Новый фаворит моей мамы. Часть 8 (Хэппи энд)

Настроения работать больше не было. Оставалось владеть вагончиком несколько коротких дней и Яна не чувствовала потребности выжать из них максимальную прибыль, она готова была швырнуть конкурентке ключи от склада вместе с остатком товара хоть сегодня, запал борьбы иссяк, тем более, своеобразный задаток с ее стороны уже был внесен и Никите он был по нраву. Яна с трудом могла понять, каково это, отдаться кому попало, да еще и таким ненормальным способом - через заднюю калитку, как говорила сама Ириска. Опечаленная предрешенной судьбой, она сидела на порожке вагончика, щурясь от лучей низкого утреннего солнышка, выпускала полупрозрачный сигаретный дымок и безразличным взглядом встречала прибывающих на точку соратниц. Заканчивалась целая веха в ее жизни, когда-то она торговала здесь в качестве бесправной реализаторши за копейки, потом стала хозяйкой и дело пошло в гору – как много хорошего и плохого она могла вспомнить об этом пустынном месте.

— Пошли со мной, - Яна двумя пальцами ловко метнула окурок на асфальт и поднялась на ноги.

Она скрылась в вагончике, а когда вышла, в руках ее был порядком запыленный, но аккуратно сложенный старый плед. Никита с детства привык не задавать лишних вопросов, когда мама пребывает в нелучшем расположении духа, он просто шагал за ней по высокой траве, как никто другой он чувствовал ее настроение и понимал, когда лучше промолчать. Яна отлично знала дорогу, каким-то удивительным образом она находила поросшую стеблями едва заметную тропинку, потом обошла пригорок и взмахом рук расстелила покрывало грубого плетения на выбранном участке.

— Это мое укромное местечко, - с печальной улыбкой сообщила женщина, - раздевайся.

Сама она опустила глаза, перекинула лямки маечки и скатала ее складками на животе, обнажив тяжелые груди с затвердевшими светло-коричневыми сосками. Здесь, при дневном свете они выглядели соблазнительно, этакие живые бутончики, которые так и хочется всосать и плотно сжать губами.

— Да, не бойся ты, никто сюда не зайдет, - с улыбкой успокоила Яна, - снимай штаны.

Чтобы подать пример, женщина натянула на живот коротенькую юбочку и совершенно буднично сняла перед сыном трусики. Лобок за последние дни слегка ощетинился и не выглядел таким гладким, Никита завороженно смотрел на представленное зрелище – широкие, женственные бедра матери привлекали его – и одновременно непослушными руками стаскивал резинку штанов.

— Садись, не отсвечивай, а то с дороги увидят.

Яна присела на плед, в этом положении ее голова была скрыта заросшим холмиком. Когда Никита опустился рядом, вытянув ноги и подперевшись руками за спиной, женщина нетерпеливо наклонилась, чмокнула твердеющую головку, широко открыла рот и вобрала ее внутрь. Яна никуда не спешила, она наслаждалась безмятежными минутами, больше ее не волновали подъезжающие клиенты и случайные свидетельницы ее разврата. Чувственно она обсасывала головку и, наконец, оторвалась от своего занятия.

— Нравится, как я сосу?

— Да, очень нравится, - Никита не знал, как еще горячее выразить свою благодарность.

— А тебе кто-нибудь уже сосал? – Яна настойчиво смотрела на растерянное лицо сына.

Паренек слегка помотал головой, та же безмятежность отразилась и в его чертах, он чувствовал здесь уединенность и был уверен, что даже неосторожное слово в адрес матери сейчас не вспугнет волшебный момент.

— Зато ты уже трахал взрослую женщину, - напомнила Яна и состроила брезгливую гримаску, - причем в задницу! От меня ты такого не дождешься, сразу предупреждаю. Никит, а тебе нравится моя грудь? Положи руку. Они, конечно, немного отвисли, но я и не молодая уже.

Паренек смело прощупал одной рукой налитые сиськи, он прямо смотрел в помутневшие от возбуждения глаза матери и ждал, когда она вернется к невыносимо сладкому минету. Но Яна не спешила, она плавно двигала сомкнутыми пальцами между своих разведенных ног, наслаждалась мужской рукой на груди и временами прикрывала от удовольствия веки.

— Коля гораздо активнее был, когда со мной работал на рынке, - с бесстыдной откровенностью сообщила женщина о старшем сыне. – Он мне вообще проходу не давал, сам руками своими лез, куда не просят, паразит.

Для Никиты такое откровение не стало неожиданностью, частое упоминание брата исключало всякие сомнения – он пользовался большой популярностью среди торговок, но, чтобы мамочка так хвалила его напористость, было неожиданно. Сам-то он боялся злоупотребить материнской благосклонностью.

— Он все время щелку мою просил полизать. Представляешь? А неудобно, здесь ведь даже подмыться по-человечески не получается. Зато вставлял не больно, - призналась Яна, - у меня же дырочка не большая, хоть двое родов перенесла. А после отца вашего не то что удовольствие, боль немыслимая, иногда даже разрывы были с кровью, если он переусердствует.

Яна убрала руку с промежности и растопыренными пальцами растянула края вульвы, чтобы сблизи показать дефектную виновницу ее страданий. Никите не с чем было сравнить материнский цветочек, но если бы он к этому времени успел потрахаться с мамой друга, то ощутил бы всю разницу между разъезженным дуплом и этой миниатюрной щелочкой.

— Я тоже могу… - Никита не сумел подобрать деликатное слово, но его намерение было предельно понятным.

— Упросила называется, - Яна кивнула и достала из кармашка стянутой на животе юбки подготовленный по случаю презерватив. – Сам умеешь пользоваться?

Паренек разорвал край упаковки, сосредоточенно рассмотрел свернутый в колечко латекс и приложил его к набухшей головке.

— Ну не так, переверни его, - терпеливо подсказывала мать.

Наконец, она отстранила его руку, предусмотрительно оттянула крайнюю плоть и нежными пальцами раскатала презерватив по стволу до утолщающегося основания. Тогда Яна откинулась на спину, развела коленки в стороны и сама эта поза служила ему приглашением. Никита чувствовал на себе ответственность, его неловкие движения – а ловких делать он еще не умел – могли причинить мамочке боль или, чего хуже, нанести разрывы. Да и не знал Никита, как правильно налечь на женщину и вслепую ввести пенис в ее лоно. Обреченно он поднялся на коленки, кое-как устроился между приподнятых женских ног и опустился корпусом на вытянутые руки.

— Ну, ложись ниже, - ласково пригласила Яна.

Когда худощавое тело мальчишки опустилась и плотно прижалась к женской мягкой груди, Яна подсунула руку и сама направила торчащий член. Все оказалось слишком просто, Никита облегченно выдохнул и заулыбался – хоть и с ее помощью, он попал с первого раза, головка окунулась в теплую, влажную пещерку и теперь, если не делать резких движений, член легко погрузится на всю глубину. Яна следила за сосредоточенным лицом мальчишки и улыбалась, его умеренных размеров орган плавно, даже слишком медленно, погружался во влагалище и это приносило настоящее удовольствие, которое не заменишь пальцами. Слишком долго она пыталась на замену Коле подготовить младшего сына и вот настал тот радостный момент, когда настоящий крепкий, теплый пенис растягивал ее хрупкую девочку. Вопреки ее первоначальным ожиданиям, младший сын оказался слишком пугливым и даже ее почти невинные шаги не подхлестывали в нем мужской темперамент.

— Можно чуть быстрее, - предложила Яна, сдвинув со своего лица его свисшую длинную челку.

Никита ускорился, сами ощущения, что сладким медом разносились от эпицентра по всему телу, диктовали ему темп движений. Когда мальчишка забывался и начинал долбить особенно быстро, Яна скрещивала над его поясницей ноги и ими удерживала неопытного любовника от поспешности, а когда он замедлялся - подмахивала лобком навстречу, вызывая громкое хлюпание взбиваемых выделений. Вдруг Никита потерял контроль и член выскользнул из уютного вместилища.

— Упс, какой скользкий тип, - подшутила Яна.

Вместо того, чтобы заправить поршень обратно, ненасытная любовница обеими руками уперлась в грудь сына и оттолкнула его. Она развернулась на живот, оттопырила свою широкую попку и даже призывно повиляла воображаемым хвостиком, чтобы завлечь кобеля. В этой позе ее широкая попа выглядела почти гладкой, без привычных глазу возрастных дряблостей. Никита уже не отдавал себе отчета, он просто расставил коленки на покрывале, выбрал удобное положение и полностью отдался своим инстинктам. Он не задумывался, как и куда вводить член, просто наслаждался прикосновением к женским ягодицам и скольжением чувствительной головки по мокрой промежности. Несмотря на его мощное возбуждение, несмотря на узость материнской киски, несмотря вообще на все обстоятельства, он чувствовал в себе силы продолжать половой акт сколько угодно долго, пока вагинальная смазка давала такое отменное скольжение. Даже мамин нежный ротик не шел ни в какое сравнение с этим чудесным цветочком, хоть и обладал одним неоспоримым преимуществом – подвижным языком, что порхал по залупе во время минета.

Никита сам не понял, как в этой позе головка нашла вход, она просто заскользнула в теплую воронку и осталось ему придавить телом, чтобы загнать член до конца. Он наслаждался от пульсирующих сокращений стенок влагалища, от плотного прикосновения животом к округлым половинкам, от маминых нетерпеливых встречных толчков, когда он замедлялся и сверху разглядывал приоткрытую розовую звездочку, обрамленную редкими жесткими волосками. Вдруг паренек не сдержался и сам выпустил тягучую слюну между женских аппетитных ягодиц. Хотелось наклониться и покусать их, вонзить зубы в гладкую мякоть округлостей, но пока он просто следил, как запретная дырочка покрывается слюной.

— Не вздумай, - задыхаясь от невыносимого наслаждения, произнесла Яна, - я в жопу никому не даю. Ни-ког-да!

Но Никита не нес угрозу материнскому тылу, он проследил, как вспененная слюна сбежала между ее ягодиц и продолжил активные движения, натягивая ее обеими руками. В эту минуту тяжелого искушения даже его тонкий палец не прикоснулся к запретной дырочке. Мальчишка еще помнил сладостные ощущения, когда тугой анус Ириски принимал его член и это было далеко от того совершенства, которое представляет мамино влагалище и сомнительные рассказы дружбана о заднице его матери. Оно, мамино влагалище, все время остается эластичным и в процессе соития не теряет хватку, оно пахнет гораздо приятнее и приносит столько новых ощущений, что желание анального секса отходит на второй план.

— Аааа, кончаю-ю, не двигайся! Замри!

Яна выставила руку назад, чтобы ограничить толчки сына. Она тяжело задышала и сосредоточилась на своих ощущениях. Женщина вздрогнула, она поймала какое-то неслышное чувство удовлетворения и держалась за него, как за хвост кометы.

— Да, да, да! – Закричала она в голос, когда оргазм настиг ее.

Яна обмякла, остаточные импульсы еще сжимали стенки влагалища, но силы покинули все ее мускулы, ноги разъехались и тело упало на плед. Никита не ожидал такой яркой реакции, он стоял на коленях и растерянно смотрел на мамочку, пока та не повернула к нему голову и не подняла бессильную руку. Никита повиновался ее жесту, на коленях пришагал к ней, помог ее пальцам стащить презерватив и, когда Яна широко раскрыла рот, безошибочно понял ее желание – он неуклюже опустился и устроился над обессилевшей от оргазма женщиной так, чтобы своим членом прикасаться к ее губам. Свежая порция спермы – это все, чего не хватало Яне для полного счастья. Она слабо высасывала нектар из спелого плода, пока Никита терпеливо удерживался навису за счет силы рук. Если повалиться, то весь твердый кол окажется в ее глотке, поэтому Никита сопротивлялся усталости как мог. Неизбежно ему пришлось приподняться, чтобы сохранить устойчивость и в этот момент с любопытством он следил, как жадный мамин ротик тянется за живительной влагой.

Сперма брызнула вопреки его желанию, слишком велико было внутреннее давление, чтобы удерживать этот стремительный поток. Белые, теплые сгустки беспорядочно разлетались, те, что не попали в рот, измазали губы и лицо обессиленной Яны. Как ни хотелось Никите оргазмировать в удобном положении, это случилось на полпути, он враскорячку сохранял шаткое равновесие над мамочкой и одновременно заливал ее лицо семенем, каждое новое сокращение мускулатуры выталкивало новый теплый залп и каждый этот залп устремлялся на ее лицо и волосы. Пришлось даже немного опуститься, чтобы ее жадные губы всосали остатки и только после этого Никита позволил себе расслабиться и рухнуть рядом. Наступила тишина.

Трудно сказать, сколько времени длилось блаженное безмолвие, свежий ветерок ласкал тела, кровь успокаивала ток в жилах, в опустевшей голове стало легко. Яна поднялась первой, она обеими руками вытерла свое перепачканное лицо, улыбнулась сыну и нашла свои сигареты. Закурила.

— Хочешь правду скажу? – Спросила Яна, глядя на любовника выразительным взглядом и кокетливо играя ресничками. – Это был мой самый лучший секс, даже с Колей не было так классно.

Никита заинтересовано приподнялся на одном локте. Яна рассказала, что его старший брат до армии всех здешних бабенок сводил с ума и даже Жанна, несмотря на свое тучное сложение, открыто пускала слюни. Он обычно снимал футболку, когда тренировался на турнике, а все бабы глазели и облизывались. Потом они просили прислать его помогать с ящиками и обижались, если оказывались не в первой очереди. «Он же тут почти всех перетрахал», - в завершение рассказа Яна приблизила лицо и для пущей внушительности доверительно кивнула.

Пошлячка, она теперь не подбирала перед младшим сыном деликатных слов.

— Меня тоже иногда трахал, правда, он как отец, никогда не спрашивал, хочу я или нет. Просто брал меня силой и все. Спасибо хоть презервативы использовал. Бывало, оттрахает хорошенько в вагончике, потом на колени поставит и все лицо мне зальет. Стыдно было-о-о, но никто не осуждал, все ведь такие же, кроме Жанны и Люськи, терпели его за несколько минут удовольствия. Я же тогда под впечатлением даже рассказ написала про секс между матерью и сыном, почитай как-нибудь на досуге https://bestweapon.in/post_89997.

Яна, сидя с зажженной сигаретой, натянула трусики до колен, потом поднялась и довершила дело, потом спустила юбку и поправила на груди помятую маечку. С чувством глубокого удовлетворения она взглянула на сына и вдвоем с ним собрала расстеленный плед.

— Никит, а ты не такой, деликатный что ли, - Яна испытывала потребность быть с сыном откровенной, - я сначала не знала, как тебя спровоцировать на секс, а теперь понимаю, как хорошо может быть без грубостей.

Паренек не ответил, он взмахом головы смахнул слипшуюся длинную челку и последовал за матерью шаг-в-шаг, зажав под мышкой послуживший старый плед. Когда они вернулись, стихийный придорожный рынок испытывал тяжелое потрясение. Удивительно, как Яна с Никитой были увлечены телами друг друга и не заметили такого гула – возле остановки уже собралась строительная техника, а торговки пугливо сгрудились и таращили глаза на группу расхаживающих неподалеку районных чиновников. Те многозначительно осматривали окрестности, что-то показывали друг другу вытянутой рукой, потом они расселись по своим служебным автомобилям и вереницей покинули обреченное место. Ларечницы несмело перешептывались, они даже дышать боялись, лелея в глубине души последнюю надежду. Только Люська была как всегда спокойна, она в привычной позе стояла у своего лотка, а рядом был припаркован запомнившийся тонированный автомобиль.

Женщины притихли, когда один из служащих в белой каске скомандовал водителям и тяжелая техника взревела. Сам он, высокий мужчина с аккуратной бородкой, неспешно подошел к бурлящей негодованием толпе.

— Все, приехали нас сносить? – Вырвался печальный вопрос из глубины сборища торговок.

— Зачем же мне вас сносить? – Удивленно переспросил мужчина и вытянул руку в сторону остановки. – Я здесь прораб и моя задача – выровнять ту площадку под строительство.

— А как же районное постановление? – Жанна смело вышла из толпы в качестве парламентера. – Черным по белому написано: ликвидировать стихийный рынок! А вы нам в глаза врете!

Она будто даже была довольна собой, своим умением держаться перед власть имущими и своим несокрушимым аргументом, а одобряющий гул товарок лишь укреплял ее заносчивость. Но прораб лишь рассмеялся и это было унизительно для Жанны.

— А вы до конца документ дочитали? Стихийный рынок приказано ликвидировать, а на его месте построить муниципальный сельскохозяйственный рынок. Земля уже выделена, вопрос решен, до зимы здесь будут построены теплые торговые павильоны, а с каждой из вас будет заключен официальный договор аренды.

Удивленная тишина повисла над толпой, Жанна чуть не осела от шокирующего исхода дела. Как оказалось, именно она ввела подруг в заблуждение своей невнимательностью - их не только не разгонят, а сделают всех такими же королевами, как Янка. Многие из них долго не могли поверить своему счастью, они бесконечно переспрашивали друг друга, радуясь вновь и вновь слышать чудесную новость. Ошалевшие женщины тянули прораба за рукав, но как только он поворачивался, не могли ничего сказать, сам его добрый взгляд внушал им доверие. Наконец, мужчина отделился от толпы и прошел к тонированной машине, сначала он сложил на пассажирское сиденье свою белую каску и документы, а потом на прощание крепко обнял невозмутимую Люську и укатил в сторону города.

Яна пристально следила за соседкой, выходит, если эта иномарка и приезжала к Люсе за известными услугами, то делала это самым законным способом. События последнего дня не укладывались в Яниной голове, столько всего произошло приятного и удивительного. Она закурила и эта сигаретка служила не облегчению ее тягот, а, наоборот, украшала собой счастливый момент. Когда подошла Ириска, она подняла глаза.

— Вот, значит, как, - конкурентка мялась и не знала, как начать разговор, - деньги я тебе за вагончик не отдам, сама понимаешь. И не нужен мне больше твой вагончик.

— Понимаю, - безразлично ответила Яна. – А с Никиты как предоплату забирать будешь? Ты же хорошо поработала!

Ириска не ответила, она сердито сжала губы, резко развернулась и под хохот Яны ушла на свою сторону дороги. Думается, на новом рынке ей обустроят комфортную комнатку с кроватью на радость заезжим любителям клубнички.
113
0
00
Добавлено:
6.11.2023, 17:12
Просмотров:
113
Категории:Измена Минет
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2023 sexbab.com – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама