Новый фаворит моей мамы. Часть 9

Несколько дней назад стихийный рынок прекратил свое существование. Некоторые алчные торговки - бунтарка Жанна была в их числе - несмотря на запрет властей, пытались по-прежнему торговать на своих старых местах, но это была сомнительная затея: строительная техника поднимала столько шума и пыли, что проезжие отпускники избегали останавливаться в этих местах для отдыха. Яна все эти дни безмятежно откисала дома, наслаждаясь бездельем, а Никита быстро вернулся к своим прежним занятиям – болтался во дворе и не оставлял надежды развлечься с распутной мамашей своего лучшего друга. Теперь он не чувствовал себя дилетантом и полагал за собой право на равных поучаствовать в постельных игрищах, а если уж и дама приложит к делу свою долю старания, то его невеликий опыт вообще не обнаружится.

Яна никуда не спешила, никому не была должна и располагала свободным временем по своему усмотрению, даже обязанности по кухне заметно сократились с тех пор, как муж перестал появляться дома. Чаще всего он приходил поздно вечером, расстилал диван в гостиной и до рассвета уезжал на работу. Разлад между супругами уже достиг предела, но даже в таком режиме они могли мирно сожительствовать годами.

Яна внимательно следила за кофейной пенкой, не отнимая руки от джезвы, она убавила огонь и, как только густая шапка поднялась, выключила газ. Кофе она любила больше всего и вынужденный отпуск одарил ее такой роскошью, как ежеутренняя чашечка натуральной, ароматной арабики. Раньше по утрам просто не хватало на его приготовление времени, а теперь все вокруг радовало ее, вселяло оптимизм и заставляло улыбаться.

Яна бесшумно подкралась к двери детской комнаты и прислушалась. Никита с другом о чем-то говорили, порой они переходили на шепот и сам тон придавал их разговору серьезность. Дверь была слегка прикрыта и, если бы ребята отнеслись к своей тайне посерьезнее и плотнее закрылись, Яна не смогла бы разобрать их шепота. Она прижалась спиной к стене, опустила руку с чашечкой и прислушалась.

— Ник, не переживай, скоро она созреет, мы уже несколько раз обсуждали с ней твое участие. Мама сама придумала позвать кого-нибудь из друзей и я сразу предложил тебя.

— Да, поскорее бы уже, - угрюмо вздохнул Никита, - ты уже месяц обещаешь…

Никита пытался взывать к справедливости, но при этом боялся неосторожным словом рассердить своего друга и навсегда потерять возможность переспать с его мамочкой.

— Ник, потерпи, мама скажет, когда будет готова на тройничок, ей же еще решиться надо, она хочет, чтобы мы ее в обе дырки натянули, а потом трусит и все отменяет. Женщины…Но ты не бойся, я ей уже везде хорошо растянул…

Яна подслушивала наивный диалог мальчишек и с трудом сдерживала смех, она отпивала из чашечки и соображала, как бы ей поступить - не воспользоваться такой ситуацией было бы очень глупо. То ли в ее груди проснулась жалость к обманутому сыну – по-видимому, этот балбес уже долго водил Никиту за нос– то ли жажда мести изменщику-супругу отравила ее кровь, но воплощение ее мимолетной задумки казалось совершенно простым. Если мама друга все еще не готова, то она сама исполнит желание сына и сделает это с не меньшей изобретательностью. Яна улыбнулась собственному безумному плану, отпила кофе и толкнула дверь. Оба застигнутых врасплох собеседника стихли и с виноватым видом отсели друг от друга.

— Мальчишки, а чего вы тут притихли? – Задиристо спросила мама. – Девчонок своих обсуждаете?

Яна свободной рукой растрепала волосы сына и допила остатки кофе.

— Небось, в трусики им хотите залезть, озорники? Никита, посмотри, что у меня там выскочило, укусил кто-то или просто прыщик на попе?

Яна игриво развернулась и без всякого мандража спустила перед парнями свои домашние шортики. Даже не оборачиваясь, она ощущала, какой эффект произвела на застенчивых юнцов, она чувствовала на своих булочках их обжигающие взгляды и, наконец, ладони Никиты вознаградили ее прикосновением.

— Нет ничего, ни прыщика, ни укуса, - с полной серьезностью сообщил мальчишка.

— Правда? – Яна обернулась и наклонилась. - А на сиськах тоже ничего нет?

Увесистые груди повисли перед лицами ребят, каждый мог потянуться и присосаться, но в присутствии друга Никита не осмелился на такую дерзость.

— Ребят, ну что вы такие скучные? Пойдемте лучше в мою спальню и вы хорошенько поищите на моем теле укусы, чешется жутко. У меня кровать просто огромная, все поместимся!

Действия Яны опережали ее мысли, она уже пожалела о своей глупой выходке, но до последнего сохраняла невозмутимое выражение. Виляя кормой, она вышла из детской комнаты и не оборачивалась, надеясь услышать за собой шаги. Уже в спальне Яна стащила шортики и присела на кровать, когда к ее радости оба молодых жеребца вошли следом.

— Разрешаю вам все! – Торжественно объявила мамаша и растянулась на кровати. – Ну, какое вам еще нужно приглашение? Можете трогать меня где угодно, лизать, целовать, шлепать!

Рыжеволосая развратница лежала голая и доступная, она глядела на растерянные лица юных любовников из-под дрожащих ресниц и ждала их мальчишеского натиска, ведь самое трудное она сделала сама – выразила самое недвусмысленное приглашение устроить тройничок. Первым сообразил Никита, пока его друг пугливо смотрел на раздетую женщину, он забрался на кровать, устроился сбоку и прильнул губами к твердому от возбуждения соску.

- Ты тоже присоединяйся, - ласково пригласила Яна и помесила ладонью вторую грудь, - это тебе.

Этого одноклассника сына она уже несколько раз видела на улице, но дома он был впервые. Паренек от неожиданности не мог совладать с собой, он трясся и пытался прятать глаза, но подчинился требовательному взгляду взрослой женщины и подобно своему другу, приложился ртом к соску.

— Ой, понежнее, ребята, - игриво попросила Яна, сложив ладони на чмокающих головах. - Я не только сиськи разрешаю трогать, можно везде, только осторожно.

Никита губами потянул сосок и приподнялся, он чувствовал несомненное превосходство над приятелем, а потому проявлял даже такую активность, о которой раньше бы и не подумал. Присутствие друга подстегивало его совершать что-нибудь нахальное и бесстыдное – губами он опустился по животу матери, одновременно оглаживая тело ладонями. Вот, Никита остановился, он достиг гладкого как у девственницы лобка и теперь нужно было преодолеть внутренний барьер, чтобы решиться.

— Если ты хочешь полизать мою девочку, - Яна не переставала гладить голову чужого сына, - она у меня чистенькая и ухоженная…

Никита решился, он забрался между расставленных маминых бедер, приблизил лицо к ее промежности и вдохнул опьяняющий запах вульвы. Его друг от любопытства поднял голову и следил за происходящим. Никита зачем-то зажмурился, высунул язык и пугливо прикоснулся им к топкой розовой влаге. Он оценил свои ощущения и, когда понял, что ничего страшного не произошло, повторил эксперимент снова, потом еще раз и еще. Через минуту он бесстрашно слизывал с нежных розовых лепестков прозрачные выделения и совершенно не морщился.

— Попался, который кусался!

Яна шутливо сжала мягкими ногами голову сына, но тот и не думал вырываться, он приложился к вульве поцелуем, а потом прикусил сбоку нежную кожу будра.

— Ладно, вылазь, - попросила Яна, - теперь моя очередь, снимайте штаны!

Голая, она присела на краю кровати и облизнула сухие губы, пришлось подождать, пока Никита сбросил с себя всю одежду. Он не стыдился перед своим другом, будучи уверенным, что в его семье такие шалости давно в порядке вещей. Однако, его практический опыт оказался сильно преувеличенным - это Никита понял сразу.

— Ты тоже снимай, - подтолкнул он застенчивого друга.

Коль уж случилось Никите первым поделиться своей мамой, то он окажет максимальное гостеприимство. Приятель непослушными руками избавился от одежды.

— Подойди ближе, выдумщик ты наш, - дружелюбным жестом подозвала Яна новенького.

С нескрываемым любопытством она рассмотрела его напряженный пенис и одобрительно кивнула – и длина, и обхват вполне ее устраивали, а заметный изгиб ствола мог разнообразить проникновение. Слишком демонстративно она изучала новый экземпляр, до неприличия долго рассматривала его и нежно двумя пальчиками сдвигала крайнюю плоть, от такого знакомства мальчишка закатывал глаза и боролся с тем, что надвигается на него.

— Дай мне его в ротик, - с наигранной мольбой попросила Яна.

Она не считала нужным изобличить его обман, только не в этой обстановке, пусть Никита сам примет решение, когда будет способен ясно мыслить. А пока он стоит с торчащим от желания членом и ошалелыми глазами наблюдает, как его мама обхватывает губами чужой эрегированный член.

— Ты же не кончишь мне в рот? – Яна подняла глаза и спросила с таким кротким видом, что паренек зажмурился от бессилия.

Лгун не мог контролировать те силы, которые скрывались внутри него, пока Яна, распутная мамашка, активно кружила языком вокруг головки, а обе ее руки накрепко сковали робкого любовника. Просьба Яны осталась без удовлетворения: паренек громко выдохнул и спустил бурный поток, он еще держал свои пальцы на руках женщины, но попытка вырваться была бессмысленна – вся его накопившаяся сперма хлынула ей в рот. Паренек стонал и чувствовал, как обмякший член источает остатки, как губы любовницы мягко сжимают его ствол, как ее впалые щеки высасывают остатки.

— Вкусненько, полный рот мне накончал, - сообщила Яна, громко сглотнув первую порцию. – Следующий!

Никита едва сдерживал нетерпение, он в мгновение ока оказался перед матерью, сложил руки на ее затылке и сам вдавил головку между ее слюнявых губ, пока его друг устало присел на кровать. В отличие от первого, второй партнер показал активную игру, он буквально трахал Яну в рот, а когда она решалась принять член на всю глубину, удерживал ее голову прижатой к своему животу. Вдруг Яна уперлась руками и оттолкнула сына.

— Ну все, разошелся, - вытирая слюнявые губы обратной стороной ладони, она посмотрела вверх укоряющим взглядом, - понежнее надо. Понял? Понежнее.

Тогда Яна решила разнообразить обстановку, задев гостя ножкой, она развернулась на кровати, улеглась спиной, а голову свесила с краю. Таким опытом можно было обзавестись только из взрослых фильмов, лишь когда она раскрыла рот, Никита понял весь хитрый замысел. Он охотно опустился коленками на пол, чтобы пристроить член к маминым жадным губкам. Движения действительно требовали осторожности, но, когда юнец подобрал ритм, поза оказалась гораздо удобнее – мама совершенно не могла сопротивляться. В этой позе удавалось погружать член на всю его длину и уже не возникало желания задержать его в глотке хоть на одну лишнюю секунду.

Яна наслаждалась, она не двигалась, писюн сам выполнял всю работу, а теплая, безволосая мошонка при каждом такте липко прикасалась к ее лицу. Совратительница даже пыталась приоткрывать рот, чтобы, подражая порноактрисам, усиливать чавкающие звуки работающего поршня. Вдруг она почувствовала прикосновение к бедрам, это ее второй любовник, наконец, пришел в себя, он приблизился к цветочку и Яна чувствовала его горячее дыхание. Но фантазер слишком долго решался прикоснуться губами к вульве, Никита уже вытащил член и поднялся на ноги, чтобы долго не испытывать мамочку на выносливость.

Снова Яна присела и молча подтянула сына – вторая порция ей сейчас не помешает и даже хорошо, что он не отстрелялся раньше. Яна активно работала головой, ее губы скользили по набрякшему от излишков семени члену, а свободной рукой она искала второго кавалера, чтобы пригласить поближе. Впервые ей довелось иметь дело сразу с двумя, новичок уже заметно освоился и в силу юного возраста повторно отвердел. Парни стояли друг возле друга, соприкасаясь плечами, а Яна безуспешно пыталась одновременно вобрать в рот две налитые до блеска головки. Как ни выглядело это развратным, сами приложенные усилия сводили на нет дополнительное возбуждение. Никита готов был наградить мамочку угощением в любую секунду, но Яна устала от бесплодных попыток. Она сжала пальцами челюсть и подвигала ей влево-вправо:

— Рот устал, - взглянула она на парней и вытянула руку в сторону гостя, - ты уже созрел, скорострел? Ложись и давай сюда своего дружка!

Игриво оттопырив спелую попку, Яна потянулась к тумбочке и достала ленту презервативов.

— Только с защитой, - женщина грозно покачала указательным пальцем, - туда без резинки нельзя. В рот – сколько угодно, белок я люблю!

Восполнивший силы любовник послушным бревном улегся на кровати и из любопытства приподнял голову, подсунув под затылок руки. Он с бьющимся сердцем следил, как взрослая женщина натягивает на его торчащий кол розовый презерватив и без всяких церемоний перекидывает ногу. Очень легко впустила чужая мамочка его искривленного дружка в свое влагалище. Несколько раз приподнятая Яна качнулась вперед-назад и плавно осела, половые губы проскользили до самого безволосого основания мальчишеского писюна.

— Мой размерчик, - только и произнесла Яна, прежде чем начать размеренные движения.

Безумица удерживала равновесие и маленькими толчками насаживалась на крепкий член, если бы под ней был кто-то более желанный, она бы без раздумий оперлась на его грудь руками и игриво обдала лицо щекотными кончиками волос. Невесомые искорки микрооргазмов разносились по женскому телу, они иголочками кололи кожу, сдавливали грудь, мешали дышать, но были так сладки для Яны. Никита с трудом мог бездействовать, бурлящее семя требовало от него активных действий, но приходилось ждать своей очереди. Двойное проникновение, о котором так грезили мальчишки, теперь оказалось чем-то несбыточным и наивным, ведь это невозможно в реальной жизни – наклонить маму вперед и заехать в ее свободную тугую дырочку. О таком могли мечтать только отпетые девственники!

Никита сейчас желал чего-то более доступного, он заступил обеими ногами на кровать, приблизился сбоку и улучшил момент, чтобы подсунуть напряженный член к поалевшим губам мамы. Яна открыла глаза и без раздумий всосала угощение, она не могла одновременно делать два дела, поэтому просто держала залупу за щекой и продолжала плавно раскачиваться на мальчишеском пенисе. Ничто сегодня ей не грозило болью и разрывами, даже если бы посчастливилось заполучить в постель еще одного или двух Никитиных одноклассников. Как ни старался, Никита не мог раскачиваться в такт ее движениям и пенис неминуемо выскальзывал из женских губ, Яна забывалась и начинала стонать, а прозрачная ниточка секреции так и тянулась от ее нижней губы к пенису.

— Ой, кончаю, ой, не могу, - сдавленно стонала Яна, запрокинув голову к потолку.

Она уже почти не двигалась, только терлась о лежащего снизу парня и вздрагивала. Янина услужливая щелка обильно источала пахучую смазку на тело робкого мальчишки. Никита не выдержал первым, он уже не пытался избежать катастрофы, просто направил шланг и нарочно обдал материнскую грудь и шею теплой спермой.

— Не могу, вы меня измотали, - вяло произнесла Яна и повалилась на кровать рядом со своим новым любовником. – Дайте мне пару минут…умоляю, только пару минут...

Но никто ее не торопил, Никита часто дышал от пережитого оргазма и смотрел на свои проделки – растекшиеся в стороны груди матери были покрыты мутной, полупрозрачной жижей. А его друг так и лежал на своем месте, стиснув зубы – его второй заход был несколько длиннее и, если сейчас выдержать, то удастся продолжить половой акт. Коль уж конвульсивные сжатия влагалища не доканали его, то после отдыха получится отыграться. Каждый был погружен в свои мысли, каждый наслаждался своим внутренним уединением, каждый из троих был счастлив, невзирая на уставшее тело.

— Никит, - вдруг подала голос Яна. – А почему твой друг всегда молчит? Ему нравится со мной?

— Да, нравится, - гость не ожидал вопроса, но поспешил ответить раньше назначенного посредника.

— А что тебе больше понравилось?

Яна бездумно бросалась вопросами и причиной тому было отнюдь не любопытство, а понятная жажда элементарных комплиментов.

— Кстати, - не дала она ответить мальчишке, - Никит, тебе понравилось Ириску в жопу трахать? Только честно.

Паренек оживился, в отличие от своего робкого товарища он сразу поднялся, чтобы видеть лицо матери:

— Да, понравилось, а что?

— Достань... в тумбочке тюбик. В верхнем ящике. Да, этот, давай его сюда.

Не поднимаясь с места, Яна выдавила на пальцы прозрачный гель, подняла ноги и прижала коленки к груди, а пальцами растерла в области заднего прохода.

— Только если у нас ничего не получится, то мы не будем продолжать. Договорились? Ты уже готов или тебе пососать?

Ответа не требовалось, откуда только взялись свежие силы! Никита поднялся на коленях и продемонстрировал своей уступчивой любовнице полного сил монстра. Сам он устроился перед Яной и внимательно рассмотрел подготовленную дырочку. Будь у него побольше опыта, он бы заметил, как тщательно мама подготовилась – вокруг звездочки ануса не осталось ни одного волоска.

— Так, пониже опустись, - командовала Яна, - когда упрешься, медленно дави.

Сама она скрещенными руками прижала к груди коленки, чтобы сфинктер максимально раскрылся и не имела возможности помогать проникновению. В конце концов, если сын не справится – а он не справится – то эксперимент будет провален не по ее вине. Ступни женщины упирались в плечи Никиты, он держался на коленях и вытянутых руках, сосредоточенно смотрел вперед и пытался уловить чувствительной головкой правильное направление. Паренек уже чувствовал углубление, несколько раз надавливал всем телом и каждый раз таран высказывал. Как же не хватало опытной женской руки! Приходилось начинать с начала и, когда головка под прямым углом продавила сопротивление сфинктера, Никита проявил всю свою выдержку, чтобы затолкать ее внутрь. Он замер, упрямая кольцевая мышца пыталась вытолкать член, пока мама лежала с закрытыми глазами и глубоким дыханием раздувала ноздри.

— Не больно? – Робко спросил Никита.

— Нормально, продолжай, - ответила Яна, не открывая глаз.

Она оценивала новые для себя ощущения и к удивлению, они не показались ей отвратительными. Медленно Никита давил своим весом, проталкивая член в глубину прямой кишки и, наконец, с радостью заметил, что дырочка больше не пытается его выдавить.

— Не двигайся, - тихо попросила Яна, - дай мне привыкнуть.

Растяжение стенок кишечника приносило какое-то неведомое наслаждение, а разрывающая боль постепенно притуплялась. Это не приносило таких болезненных ощущений, из-за которых стоило бы прервать эксперимент. Яна с закрытыми глазами погладила свою грудь, понюхала испачканные спермой пальцы и каждый из них по очереди облизала. Никита понял – пора действовать. Тогда он возобновил давление и бур продолжил движение в недра женского тела. По большому счету, если не считать исследовательского азарта, такой способ совокупления не приносил ему наслаждения, слишком долго и осторожно нужно было готовить мамино анальное отверстие. Но доверить эту деликатную обязанность любопытному другану было недопустимо.

— Попробуй еще раз смазать его, - предложила Яна.

Никита так же медленно вытащил прямой пенис и растер головкой выдавленные излишки смазки возле заднего прохода. Повторное введение оказалось гораздо легче, сфинктер уже не сопротивлялся знакомому гостю, но трение заметно отличалось. Яна уже не казалась испуганной, она охала и улыбалась, мяла свои груди и совершенно не испытывала боли.

— Насадил меня на шампур, - сострила она, когда Никита полностью прижался к ее поднятым бедрам.

Мальчишка уже не считал секунды до залпа, он просто поймал ритм и плавно двигал поршнем в тугой дырочке. Яна видела его искаженное лицо, чувствовала, как пенис раздулся внутри нее и теплый залп ударил в глубину прямой кишки. Никита охнул и замер, ему еще хватало сил осторожно вытащить все еще твердый член, прежде чем плюхнуться на кровать.

— Твоя очередь, - Яна повернула голову к любопытному пареньку.

Тот охотно поднялся, по примеру Никиты устроился возле широкой Яниной попы и направил торчащее кривое древко в подготовленную пещерку. Первопроходец уже сделал свое дело и оставил после себя благодатную почву – второй член легко вошел в растянутое и сдобренное спермой вместилище. Яна не могла разобраться в своих чувствах, анальное проникновение приносило какое-то новое удовольствие и большая его часть зарождалась именно в ее голове. Толчки не приносили боли, но порой вместе с излишками смазки выдавливали наружу неприятные звуки, но сейчас это не вызывало стыда. Яна откровенно стонала под напором отдохнувшего любовника, его лобок приятно прижимался к ее раскрытой вульве, а искривленный член скользил всей длиной сквозь гостеприимный сфинктер. Она даже пыталась разгибать ноги, но неудобное положение ног грозило чрезмерным сжатием, что болезненно отзывалось обоим любовникам. Вдруг мальчишка ускорился и со всего размаху оросил внутренности Яны неполноценным запасом семени.

Второй любовник отстрелялся и уставший отполз по кровати. Яна часто дышала, чтобы уловить последнюю искорку волшебства, безнадежная хочуха прижала пальцы к распаленной вульве и принялась усердно растирать ее. Несколько мощных оргазмов уже накрыли ее и сейчас она рассчитывала заполучить последний, пусть даже самый маленький оргазм. И облегчение пришло, сквозь неприятное ощущение пустоты в растянутом кишечнике, последний слабый отголосок оргазма разнес сладость в ее теле. Яна обмякла, она бессильно лежала с раздвинутыми ногами, а сперма двух ее любовников вытекала из несжимающейся дырочки на кровать. Месть состоялась.
224
0
00
Добавлено:
8.11.2023, 15:36
Просмотров:
224
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2023 sexbab.com – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама